Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
  Версия для печати

Mongolica-VII / Ред. кол.: И.В. Кульганек (председатель), Л.Г. Скородумова, Н.С. Яхонтова. СПб., Петербургское Востоковедение 2007. 144 с.


СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие — 5

К. Н. Яцковская. Из рода «хранителей тайны огня» — 10

Л. К. Герасимович. Еще раз о рассказе Д. Нацагдорджа «Слезы ламы» — 20

Л. Г. Скородумова. Мифопоэтическая концепция в творчестве Д. Нацагдорджа. (Опыт реконструкции текста) — 23

Л. С. Дампилова. Д. Нацагдордж и современная монголоязычная поэзия — 32

Литературоведение, фольклористика

М. П. Петрова. Поэтика постмодернизма в романе Г. Аюрзаны «Долг в десять снов» — 35

Б. С. Дугаров. Образ Хормусты в монгольской эпической традиции — 37

К. А. Эдлеева. Жанрово-композиционное своеобразие магтала — 41

Д. А. Николаева. Генезис мифоритуальных аспектов кругового танца «ёхор» у западных бурят — 46

Д. Нансалма. Одежда монголов — 54

Историография и источниковедение

Е. И. Кычанов. Отголоски сюжета об «избиении младенцев» в рассказах о предках Чингис-хана — 57

Н. А. Лифанов. Род Тайчжиуд и начало монгольской государственности — 59

A. Г. Юрченко. Кумысная церемония при дворе Бату-хана — 62

Ю. И. Дробышев. Экологические сюжеты в средневековом монгольском законодательстве — 71

B. Л. Успенский. Монгольские рукописи и ксилографы, поступившие в Санкт-Петербургский университет от А. В. Попова — 83

Научные архивы востоковедов

Из воспоминаний М. И. Клягиной-Кондратьевой (Публикация К. Н. Яцковской) — 87

Письма А. Д. Симукова к П. К. Козлову и Е. В. Козловой (Публикация Т. И. Юсуповой, Н. А. Симуковой) — 102

Наши переводы

Д. Нацагдордж. Из поэзии — 110

Ц. Тумэнбаяр. Уральская рябинушка — 112

Из современной монгольской прозы — 114


Новости научной жизни

Конференция, посвященная Агвану Доржиеву (Санкт-Петербург, Россия) — 120

Конференция, посвященная эпосу «Джангар» (Урумчи, Китай) — 123

Обзоры и рецензии

И. В. Кульганек. Обзор изданий на русском языке по монголоведению за 2006—2007 годы — 126

Рецензии — 133

In memoriam

Некролог: Инесса Ивановна Ломакина (1930—2007) — 138

Summary — 140

___________________________________________________________________


Предисловие

Предлагаемый сборник – очередной, седьмой, выпуск регулярного приоритетного единственного специализированного издания в Российской Федерации по отечественному монголоведению Mongolica, каждый из которых, как правило, посвящен юбилею какого-либо ученого-монголоведа (К.Ф. Голстунского, Ц. Дамдинсурэна, А.М. Позднеева) или объединен одним направлением исследования («По материалам из отечественных архивов»).

Основными авторами данного выпуска являются, как и в предыдущих изданиях, преимущественно ученые петербургской школы востоковедов. Ряд статей написан столичными специалистами. Сборник всегда открыт для публикаций на его страницах материалов монголоведов, работающих в других научных центрах отечественной монголистики: Бурятии, Калмыкии.

Этот выпуск посвящен 100-летию со дня рождения выдающегося монгольского поэта, драматурга, писателя, переводчика, общественного деятеля, одного из самых образованных людей Монголии своего времени – Дашдорджийна Нацагдорджа (монг. Дашдоржийн Нацагдорж, 1906-1937). Д. Нацагдордж прожил короткую, сложную и яркую жизнь. Его художественное наследие не так велико. Стихи, рассказы, повести и пьесы были в основном опубликованы после смерти писателя. Но значение их для культуры Монголии огромно. Д. Нацагдорджа с полным правом можно назвать основоположником новой национальной реалистической литературы. В его творчестве теснейшим образом переплелись фольклорные традиции и авторское литературное новаторство. Заслуга Д. Нацагдорджа перед Отечеством постигалась его современниками и потомками постепенно. Сейчас его труды переведены на многие европейские языки. Высшая литературная премия в Монголии носит имя Д. Нацагдорджа. Изучением его творчества занимались исследователи не только Монголии (Б. Содном, Ц. Дамдинсурэн, Д. Ценд, Л. Дашням), но и России (Г.И. Михайлов, Т.А. Бурдукова, К.Н. Яцковская, Л.К. Герасимович).

Непосредственно связан с именем Д. Нацагдорджа первый раздел сборника. Он состоит из четырех статей ведущих литературоведов России, тематика исследований которых так или иначе связана с творчеством писателя. В сборнике представлены статьи петербургского исследователя-монголоведа, всю жизнь посвятившей изучению современной монгольской литературы, имеющей четыре монографии по этой тематике, Л.К. Герасимович; самого авторитетного специалиста Москвы в области истории монголоведения, фольклориста и литературоведа, автора монографии и нескольких обширных статей о Д. Нацагдордже, имеющей три книги о монгольском фольклоре и литературе – К.Н. Яцковской; прекрасного знатока современной монгольской литературы, разговорного языка, совмещавшей на протяжении более десяти лет научную деятельность с дипломатической работой в Посольстве России в Монголии, автора ряда учебников монгольского языка и четырех монографий по монгольской филологии – Л.Г. Скородумовой; специалиста из Бурятии высокого теоретического уровня по истории взаимодействия монгольской, бурятской и русской литератур, имеющей ряд монографий по их поэтике и взаимовлиянию – Л.С. Дампиловой.

Второй и третий разделы посвящены разным направлениям традиционного монголоведения: историографии, источниковедению, фольклористике, литературоведению, этнографии. Следуя практике последних выпусков, в сборнике представлены публикации материалов из архивов востоковедов, новые, не изданные ранее художественные переводы с монгольского языка, отчеты о научных мероприятиях и рецензии на книги.

Всего в сборнике представлено 14 статей, 2 публикации архивных материалов, 2 отчета о проведенных конференциях, 3 рецензии.

Открывает сборник статья К.Н. Яцковской «Из рода "хранителей тайны огня"», в которой она прослеживает судьбу писателя и развитие его творчества на фоне исторических событий, происходивших в то время в Монголии. Автор отмечает многогранность творчества Д. Нацагдорджа, его умение чутко воспринимать новые веяния эпохи и художественно осмыслять их. Особо К.Н. Яцковская подчеркивает ясность, богатство поэтического языка, любовь писателя к своим литературным героям, глубокое проникновение в западную культуру, которое сочеталось с погружением в традиции монгольского фольклора и классической монгольской литературы. Автор статьи считает, что произведения Д. Нацагдорджа до сих пор привлекают внимание современного читателя по той причине, что его творчество хранит в себе волнующую любовь к человеку, живущему на земле, поэтическое слово пронизано национальным чувством уважения к Родине, памятью о ее прошлом. К.Н. Яцковская выделяет два этапа в жизни Д. Нацагдорджа: первый – когда он вел разнообразную активную работу в политической сфере, занимая место в верхних ступенях социальной лестницы; и второй, – который оказался связанным с писательским творчеством, уходом от общественно-политической деятельности. Это был труд научного сотрудника и кропотливого исследователя. Именно на втором этапе своей жизни он увидел будущее новой монгольской литературы, понял, что она станет исследованием человека, его чувств, стремлений, переживаний. Д. Нацагдорджу удалось совершить прорыв в будущее и позвать за собой новые поколения монгольских писателей. Его творчество стало ярким явлением в культурной жизни новой Монголии: он подготовил почву для появления целой плеяды новых писателей, определил их художественные поиски и творческие находки.

Более частных вопросов касаются статьи остальных авторов этого раздела. Л.Г. Герасимович в статье «Еще раз о рассказе Д. Нацагдорджа "Слезы ламы"» подняла тему, до сих пор актуальную в современном монголоведном литературоведении – о жанровой принадлежности, идейном содержании, авторской трактовке образа главного героя рассказа. Проследив в первой части статьи историю вопроса, Л.Г. Герасимович затем убедительно доказывает принадлежность рассказа к сатирическим произведениям и несостоятельность аргументации некоторых российских и монгольских исследователей, причислявших его к лирико-драматическим. Л.Г. Скородумова в статье «Мифопоэтическая концепция в творчестве Д. Нацагдорджа. Опыт реконструкции текста» показывает на примере анализа стихотворений «Моя Родина» и «Быстрый как птица буланый скакун» глубинные связи писателя с национальными традициями художественного творчества монгольского народа. Она прослеживает, как структура и композиционное построение стихов отражают мифопоэтическое представление древних монголов о вселенной, которое характеризуется его одухотворенностью, эмоциональной окрашенностью, неразрывной слитностью со временем, конкретностью (т.е. насыщенностью материальными предметами), организованностью (членением на двоичные составляющие), противопоставлением освоенной и неосвоенной его частей. Вывод статьи Л.Г. Скородумовой касается путей дальнейшего развития современной монгольской литературы. Она считает, что «творчество Д. Нацагдоржа, чье имя стоит в ряду классиков мировой литературы ХХ в., стало мостом перехода монгольской словесности от старых приемов повествования к складыванию совершенно новой эстетики художественной литературы».

Как продолжение этой мысли являются основные положения статьи Л.С. Дампиловой «Д. Нацагдордж и современная монголоязычная поэзия». Автор считает, что до настоящего времени все монгольские народы продолжают традиции общей «материнской» монгольской литературы. Автор обращает внимание на связь стихотворения «Моя Родина» с шаманской традицией, которая проявлялась в повышенной образной насыщенности, ассоциативности внутренней выразительности ритмики, частой четкой концевой рифме, мелодичности и напевности, особой интонации, рождавшейся при нанизывании «назывных предложений в ритме восхождения». Она считает, что «интонация перечисления», которая присутствует в стихотворении Д. Нацагдорджа, «точно копирует интонацию шаманских гимнов». Дополнительным сходством с шаманскими гимнами является прием рефрена – вывода, которым завершается каждая строфа стихотворения. Л.С. Дампилова полагает, что шаманская поэтическая традиция через Д. Нацагдорджа оказала несомненное влияние на развитие монгольского стихосложения и на формирование современной монгольской поэзии, что преемственность возвышенной, семантически обусловленной в контексте монгольского менталитета культурно-эстетической манеры Д. Нацагдорджа совершенно закономерна в лирике одного из наиболее традиционных поэтов Монголии Б. Явухулана (монг. Явуухулан), для которого также характерны глубинные связи с мифологическими мотивами. В стихах Б. Явухулана, так же, как и в стихах Д. Нацагдорджа, «прямые фольклорно-этнографические реалии присутствуют наравне с генеалогическими «отфольклорными» традициями». Анализируя метафорику современных калмыцкого (Эрдни Эльдышева) и бурятского (Лопсон Тапхаева) поэтов, Л.С. Дампилова приходит к выводу, что постижению глубинного смысла текста современных поэтов монголоязычного мира помогает выявление семантических доминант дискурсного, культурно-эстетического, духовного характера в творчестве Д. Нацагдорджа.

Второй раздел сборника продолжает литературоведческую тематику. Статья М.П. Петровой «Поэтика постмодернизма в романе Г.А. Аюрзаны "Долг в десять снов"» посвящена проблеме появления в монгольской литературе новых жанровых форм, которые завоевывают все большее место в современном художественном пространстве. Причину этого автор видит в изменениях, произошедших в конце ХХ в. в экономической, социально-политической и культурной жизни монгольского общества, что привело к большей открытости монгольского общества в восприятии мирового культурного наследия, новейших интеллектуально-философских тенденций, эстетических ценностей Запада. Проанализировав произведение писателя нового поколения Г. Аюрзаны (монг. Г. Аюурзана) «Долг в десять снов», автор статьи уверена, что по многим признакам, таким как фрагментарность композиции, многоуровневая организация текста, множественность смыслов и точек зрения, двуязычность романа, неоднозначная интерпретация образа главного героя, позволяют отнести его к постмодернистским романам. В нем присутствуют и другие, характерные для постмодернизма художественные приемы, например, показ невозможности и бесполезности установления какой-либо системы приоритетов, упорядоченной модели мира, воссоздание хаоса жизни искусственно организованным хаосом повествования.

Эпическому творчеству, фольклору и этнографии монгольских народов посвящены три статьи сборника. Б.С. Дугаров в статье «Образ Хормусты в монгольской эпической традиции» прослеживает развитие образа Хормусты-тэнгрия, ставшего верховным божеством в мифологии монгольских народов. Принимая точку зрения, что Хормуста был заимствованным персонажем для общемонгольской мифологии, пришедшим извне, автор статьи, рассматривая разные версии эпоса «Гэсэр», выявляет различия в трактовке образа Хормусты в каждой из них. Образ Хормусты, считает Б.С. Дугаров, претерпел определенную деформацию в своей адаптации к мифологии и эпосу монгольских народов. Наиболее ясно она прослеживается в бурятском «Гэсэре» и восточномонгольском «Сказании о кальпе». Общим для всей монгольской фольклорно-мифологической традиции является концепт героя - сына неба, который реализуется в особом цикле сказаний, где Хормуста предстает теологическим персонажем, олицетворением Неба и его персонификацией. Характеристика образа Хормусты в «Гэсэриаде» обладает устойчивым набором компонентов, которые варьируются в различных версиях сказаний в зависимости от особенностей этнокультурной традиции того или иного региона монголоязычного мира.

Поэтике одного из наиболее распространенных поэтических фольклорных жанров посвящена статья К.А. Эдлеевой «Жанрово-композиционное своеобразие магтала» (монг. магтаал). Выделяя среди большого разнообразия хвалебной поэзии монголов традиционные, буддийские и авторские произведения, автор статьи полагает, что в силу разного времени происхождения каждого их этих типов магталов, разных целей и задач функционирования, они представляют собой достаточно самостоятельные поджанры, которые характеризуются своеобразной поэтикой и различаются в композиционном и структурном отношениях. Традиционные магталы отличаются «однотипной структурой развернутых определений и уподоблений». Композиционное построение многих буддийских магталов обнаруживает такие структурные элементы, как «поклонение, объект восхваления, просьба о помощи, просьба о благословении, посвящение заслуг». Блок, содержащий описание объекта, которому посвящено стихотворение, по мнению автора, в конструктивном и содержательном плане является одной из самых значимых, важных и наиболее полно отражающих особенности гимнической поэзии частей произведения. Для авторских магталов характерна еще более сложная композиция: в них в скрытом виде может присутствовать сюжет, есть элементы ярко выраженного аллюзивного мышления, понятие времени. Своеобразие магталов всех трех поджанров, считает К.А. Эдлеева, обусловлено эволюцией монгольской хвалебной поэзии: на протяжении всего длительного периода ее развития постоянно происходило внутрижанровое и межжанровое взаимодействие, взаимопроникновение одних поэтических форм в другие.

Статья Д.А. Николаевой «Генезис мифоритуальных аспектов кругового танца ёхор у западных бурят» рассматривает эволюцию значения одного из самых древних бурятских танцев, в результате которой танец постепенно терял первоначальное магическое значение и приобретал социальную, эстетическую направленность. Заложенные в танце психофизические элементы стали использоваться не с целью воздействия на тотемное животное, а в целях трансформации сознания исполнителей. Сам танец стал представлением людей, предназначенным духам увеселений и развлечений.

Процесс создания художественного образа божества и его действий в круговом хороводном танце прошел путь от природного реализма до церемониального символизма. Первый этап становления круговой формы ритуального действа был связан с обрядовой магией, обусловленной мифологическим мышлением; второй – определялся возникновением солярного (женского) культа, во время которого появляются хороводные танцы в форме замкнутого круга.

Заключительная статья первого раздела – дань уважения безвременно ушедшей из жизни монгольской исследовательницы, этнографа, неутомимой собирательнице полевого материала, более десяти лет проработавшей заместителем директора Монгольского национального исторического музея в Улан-Баторе – Д. Нансалме (монг. Д. Нансалмаа). Ее статья «Одежда монголов» была передана членам редколлегии сотрудницей Отдела Востока Санкт-Петербургского Государственного Эрмитажа Ю.И. Елихиной. Эта незавершенная работа предлагается читателю в редакции автора-составителя данного сборника. Статья содержит описание полевого материала исследовательницы о традиционном монгольском костюме и представляет особый интерес для этнографов и искусствоведов.

Раздел «Историография, источниковедение» почти целиком посвящен раннему средневековью. Такое композиционное решение сборника продиктовано тем, что все мировое сообщество в 2005 г. отмечало 800-летие образования единого монгольского государства, во главе которого стал великий полководец и политик Чингис-хан. Раздел открывает статья Е.И. Кычанова «отголоски сюжета об "избиении младенцев" в рассказах о предках Чингис-хана». В ней автор рассматривает происхождение и бытование распространенного повествования об «избиении младенцев» в контексте других фольклорных сюжетов о чудесном рождении самого Чингис-хана, таких как: сюжет о чудесном зачатии Алан Гоа, о невозможности переломить хворостины, сложенные вместе, о лишении старшими братьями младшего, Бодончара, положенного ему наследства. Е.И. Кычанов считает, что сюжет чудесного спасения, который не менее популярен в мировом фольклоре, чем сюжет чудесного рождения, отражает происхождение родственных Чингис-хану племен. Он имеет большое количество вариантов, основные из них связаны с джалаирами. Запись родословных стала особенно важной в последние годы жизни и вскоре после смерти Чингис-хана. Грамотные летописцы, широко осведомленные в центрально-азиатском фольклоре, составляли родословные своих племен, используя в них известные мировые сюжеты.

Статья Н.А. Лифанова «Род Тайчжиуд и начало монгольской государственности» представляет собой попытку реконструкции некоторых исторических фактов, послуживших в определенной степени предпосылками межплеменных войн в Монголии 1182–1206 гг. Именно в событиях этого периода, считает автор, следует искать истоки процессов, которые привели к созданию в 1206 г. Великого Монгольского Улуса – государства, объединившего большинство кочевых племён Центральной Азии. На основании исследования «Сокровенного сказания» и «Сборника летописей» Рашид-ад Дина автор пришел к выводам, что с воцарением в 1125 г. в Северном Китае династии Цинь джурджэни практически сразу начали серию войн с монголами, продолжавшихся до начала 1170-х гг. Единое монгольское государство “государство” “всех монголов” было создано, как пишет автор, «вероятно, для организации обороны» против них. И «на фоне такой серьезной опасности со стороны джурджуней отдельные эпизоды военно-союзнических отношений монголов и Китая были забыты».

В статье «Кумысная церемония при дворе Бату-хана» А.Д. Юрченко, используя описание Галицко-Волынской летописи, единственного источника, рассказывающего об исторической встрече, произошедшей зимой 1246 г., русского князя Даниила Галицкого и владетеля Джучиева улуса Бату-хана, анализируя большое количество других западноевропейских и русских исторических источников, описывавших геополитическую ситуацию в Евразии середине XIII в., приходит к заключению, что князь Даниил Галицкий, как и большинство русских князей, был вынуждено искать свое место в новой иерархии власти, которая появилась на международной арене в лице монгольских ханов. Обрести статус и закрепить его можно было лишь участвуя в церемониях и демонстрируя лояльность по отношению к хану. Князь Галицкий исполнил требования придворного этикета, признав право сильного за ханом. В ответ он обрел высокий статус в новой системе отношений.

Статья Ю.И. Дробышева «Экологические сюжеты в средневековом монгольском законодательстве» посвящена обзору экологических аспектов, нашедших отражение в памятниках законодательства Монголии. Автор подчеркивает, что монгольское право защищало те или иные элементы окружающей среды постольку, поскольку от них зависела жизнь и благополучие самих кочевников. Однако монгольское законодательство, как в буддийский, так и в более поздний периоды не являлось «экологичным» в строго научном смысле этого слова. Вопросы экологии играли в нем довольно скромную роль. Тем не менее, монгольское государство уделяло сохранности природы существенно большее внимание, чем, например, Китай, и в этом отношении оно может представлять интерес для сегодняшних специалистов по охране природы в Центральной Азии.

Источниковедческая работа В.Л. Успенского о рукописных материалах одного из первых российских монголоведов, А.В. Попова, завершает источниковедческий и историографический раздел. Им выявлены и систематизированы рукописи, поступившие во второй половине XIX в. из Казани в библиотеку Санкт-Петербургского государственного университета. В.Л. Успенским дана характеристика всего собрания и составлен каталог рукописей.

Таким образом, в сборник включены статьи по истории, историографии, источниковедению, литературоведению, фольклористике и этнографии монголоязычных народов, т.е. по ведущим направлениям отечественной монголистики. Статьи написаны в русле основных приоритетов и с позиций современной российской науки, для которой проблемы монголоязычных народов являются существенными, несут значимую общественную нагрузку и имеют как чисто научное, так и общеисторическое практическое значение.

В раздел «Из архивов востоковедов» вошли две публикации. Первая, о М.И. Клягиной-Кондратьевой, санскритологе, монголоведе-искусствоведе, постоянной спутнице С.А. Кондратьева во всех его экспедициях по Монголии, подготовлена К.Н. Яцковской. В предыдущих номерах нашего сборника К.Н. Яцковская уже публиковала некоторые материалы из дневников этой интересной женщины-исследовательницы Монголии первой трети XX в. На этот раз К.Н. Яцковской подготовлены к публикации записи, датируемые 1934-1941 гг. из личного архива М.И. Клягиной-Кондратьевой.

Вторая публикация принадлежит Т.И. Юсуповой, она посвящена монголоведу А.Д. Симукову, жившему и работавшему в Монголии в первой трети XX в., и содержит письма ученого к П.К. Козлову и его жене – Е.В. Козловой. Письма освещают период его деятельности в Ученом комитете – описывают экспедиционные маршруты, рассказывают о фактах из жизни монгольской столицы, содержат описания природы.

В разделе «Из наших переводов», в котором традиционно печатаются пробы пера профессиональных монголоведов, представлены переводы современной монгольской прозы, выполненные Л.Г. Скородумовой и М.П. Петровой. Поскольку весь сборник посвящен творчеству Д. Нацагдорджа, мы сочли возможным включить в него несколько переводов стихотворений поэта, выполненных не монголоведами, а людьми, связанными по долгу службы с Монголией и прожившими там долгие годы (М.И. Синельников, С.Б. Евстафьев).

Сборник завершают отчеты о монголоведных мероприятиях, состоявшихся в 2006 г. и рецензии на книги, вышедшие в прошлом и текущем годах.

Очередной, седьмой выпуск сборника научных статей «Мongolica», как и все предыдущие, рассчитан на монголоведов, востоковедов и шире – всех читателей, интересующихся историей, культурой Монголии и Центральной Азии.

И. В. КУЛЬГАНЕК

PDF-файлы

Полный текст выпуска

Ключевые слова


Нацагдордж, Дашдорджийн

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций8077
Монографий1373
Статей6635
p_ppv_2_3_2005.jpg
Случайная новость: Объявления
10–11 октября 2019 г. ИВР РАН совместно с Институтом исмаилитских исследований проводит научную конференцию памяти выдающегося российского ираниста, одного из основоположников академической школы изучения исмаилизма В. А. Иванова.
Подробнее...


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type