Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
История монголоведения в ИВР РАН Версия для печати Отправить на E-mail
16.01.2006

Монголоведение в ИВР РАН

Монголоведение в Петербурге берет свое начало со времени создания Российской академии наук и связано с именами академиков петровской эпохи — Г. З. Байера (1694–1738), поместившим в «Записках академии» первую заметку о «мунгальском языке», и участников императорских академических экспедиций в Сибирь и Дальней Восток — Д. Г. Мессершмидта (1685–1735), Г. Ф. Миллера (Мюллера) (1705–1783), И. Э. Фишера (1697–1771). Успешными были также более поздние естественнонаучные экспедиции екатерининского периода, в которых принимали участие И. Иериг (1747–1795), П. С. Паллас (1741–1811), И. Г. Гмелин (1709–1755), С. Г.- Г. Гмелин (1744–1774), целями которых были наряду с географическими, минералогическими исследованиями, знакомство с обычаями, верованиями, преданиями, памятниками культуры народов. Именно тогда были получены первые сведения об истории, этнографии, языке монгольских народов Сибири и Юге страны, собраны материалы, которые позже легли в основу коллекций Азиатского музея, основанного в 1818 г. В начале XIX века в Санкт-Петербурге работал академик И. Я. Шмидт (1779–1847), монголовед, тибетолог, буддолог. До приезда в Санкт-Петербург он три года в качестве торгового агента провел в Калмыкии, где выучил монгольский калмыцкий и тибетский языки. По заданию Петербургского библейского общества он перевел Новый Завет на монгольский и калмыцкий языки, после чего, в 1828 г. был привлечен в Азиатский музей для разбора монгольских, калмыцких и тибетских рукописей музея. Ему принадлежит издание перевода монгольской летописи Саган-Сэцэна (1662 г.), книга «История восточных монголов», перевод монгольского героического эпоса «Гесер» на немецкий язык и первая монгольская грамматика на русском и немецком языках, монгольско-немецко-русский словарь, а также грамматика тибетского языка, тибетско-русский словарь, перевод тибетского сочинения «Сутра о мудрости и глупости» на немецкий, перевод Библии на монгольский. И.Я. Шмидт был основоположником академического монголоведения и тибетологии в Санкт-Петербурге, в первой половине XIX века представившего их европейской науке.

Монголоведение как системная наука сложилась в Петербурге в середине XIX в. После учреждения в Петербургском Императорском университете Факультета восточных языков (1854 г.) и перевода туда кафедры монгольского языка из Казани в Петербурге началось формирование направления, которое впоследствии получит название классического монголоведения. Во второй половине XIX в., в период расцвета петербургского монголоведения, в столице работала блестящая плеяда выдающихся монголоведов: историков, литературоведов, лингвистов — А. В. Попов (1808–1880), К. Ф. Голстунский (1831–1899), А. М. Позднеев (1851–1920). В начале XX в. в науку пришли — В. Л. Котвич (1872–1944), А. Д. Руднев (1878–1958), Б. Я. Владимирцов (1884–1931), Н. Н. Поппе (1897–1991). К этому времени уже была заложена основательная филологическая база монголоведения: были созданы грамматики письменного монгольского и калмыцкого языков, составлены словари, опубликованы некоторые сочинения монгольской оригинальной литературы. А. Д. Руднев и В. Л. Котвич в своих исследованиях обратились к новым направлениям в лингвистике — алтайской теории и изучению живых монгольских языков, их диалектов и говоров, сравнительному языкознанию.

С начала XX в. Азиатский музей и Восточный факультет представляли собой единый петербургский центр российского монголоведения. Преподаватели Восточного факультета работали с рукописями Азиатского музея, занимались их инвентаризацией, исследованием, переводом. В Азиатском музее на постоянной основе всегда работало очень небольшое количество сотрудников. Одними из них были основоположник современного российского монголоведения, прекрасный организатор отечественной науки — Б. Я. Владимирцов, и известный лингвист и литературовед В. Л. Котвич.

В. Л. Котвич, выпускник Восточного факультета, начал преподавать на нем с 1900 г., кроме монголоведных курсов, читал лекции и вел практические занятия по маньчжурскому языку. В Азиатском музее В. Л. Котвич проработал с 1916 по 1923 г., разбирал маньчжурские, монгольские и ойратские рукописи, занимался их исследованием. Научные поездки В. Л. Котвича в Калмыкию (1894, 1896, 1910, 1917) и Монголию (1912), а также имеющиеся в АМ рукописи, дали материал для занятий русско-ойратскими отношениями, российско-монгольскими политическими и культурными связями научных трудов «Русские архивные документы по сношениям с ойратами в XVII‒XVIII вв.», «Краткий обзор истории и современного политического положения Монголии», «Калмыцкие загадки и пословицы», «Монгольские надписи в Эрдэни-дзу». В 1923 г. В. Л. Котвич уехал в Польшу по приглашению университета Яна Казимира во Львове и вернуться в Россию уже не смог.

Академик Б. Я. Владимирцов, выпускник Восточного факультета, начал преподавать на нем с 1909 г., с осени 1915 года в должности приват-доцента, и в том же году приступает к работе в Азиатском музее в должности научного сотрудника I разряда. Во второй половине XIX в. – начале XX в. в музей поступило несколько крупных коллекций, которые за отсутствием специалистов-монголоведов оставались вне поля зрения ученых. Необходимо было разобрать и описать монгольские и ойратские рукописи и ксилографы, как уже хранившихся там, так и привезенных самим Б. Я. Владимирцовым из двухгодичной (1913–1915) экспедиции в северо-западную Монголию и переданных в музей. Основной целью этой (уже не первой) его поездки, поставленной перед ним его учителями А. Д. Рудневым и В. Л. Котвичем, было знакомство и сбор языкового материала по различным монгольским племенам. Одновременно он делал записи фольклора и произведений эпического жанра. Позже (в 1925, 1926 гг.) он еще два раза побывал в Монголии, посещал Пекин, и из всех поездок привозил материалы для пополнения коллекции и для своей научной работы. Б. Я. Владимирцов автор многих серьезных работ, лингвистических, литературоведческих, исторических, — основополагающих для современного монголоведения: «Монгольский сборник рассказов из Pañcatantra», «Чингис-хан», «Волшебный мертвец. Монголо-ойратские сказки», «Монголо-ойратский героический эпос», «Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия», «Образцы монгольской народной словесности (С.-З. Монголия)», «Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм». Б. Я. Владимирцов совмещал работу в Азиатском музее (Институте востоковедения АН СССР) и преподавание до своей смерти в 1931 г.

Говоря о монголоведении (и востоковедении в целом) в Петрограде-Ленинграде в послереволюционный период необходимо упомянуть о Центральном институте живых восточных языков (ЦИЖВЯ), организованном в 1920 г., после того как в 1919 г. был упразднен Факультет восточных языков в университете. Институт несколько раз менял название, последнее, под которым он более известен — Ленинградский восточный институт (ЛВИ). Просуществовал институт до 1938 г. и сыграл очень важную роль в подготовке востоковедных кадров (китаистов, японистов, тюркологов, монголистов и др.), а также для публикации научных работ (например, известная грамматика Б. Я. Владимирцова — «Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия», вышла под грифом ЛВИ). В организации института принимали участие известные востоковеды, а первым ректором стал В. Л. Котвич, проработав в институте два года до своего отъезда во Львов. Б. Я. Владимирцов заведовал монгольским отделением до конца жизни, с 1922 года в нем начал преподавать Н. Н. Поппе в должности доцента, а с 1929 — профессора. В этом же институте с момента его основания в должности заведующего Учебным отделом работал будущий академик С. А. Козин, а также прекрасный знаток монгольского языка и обычаев монгольских народов, собиратель рукописей, пополнивших коллекцию Азиатского музея, но не имевший достаточного образования А. В. Бурдуков — лектором. Этот институт закончили Г. Н. Румянцев, В. А. Казакевич, Л. С. Пучковский — будущие сотрудники Института востоковедения, известные ученые-монголисты: Г. И. Михайлов Г. Д. Санжеев, Ц. Д. Номинханов, монгольские студенты: Б. Ринчен, будущий академик, и Гун Гомбожав, ставший позже аспирантом Института востоковедения. Существование этого института сыграло очень важную роль не столько давая преподавателям работу в тяжелые 1920-е ‒ 1930-е годы, сколько в поддержании преемственности монголоведных исследований, их активному развитию в этот период, всего того, что было уничтожено в период репрессий 1937 года.

В 1922 году в Азиатский музей в должности научного сотрудника II разряда поступил на работу Н. Н. Поппе, алтаист, лингвист и фольклорист, член-корреспондент АН, крупнейший после Б. Я. Владимирцова российский монголовед довоенного периода. Он окончил факультет общественных наук (в состав которого в 1919 г. вошел бывший Восточный факультет) Петроградского университета, его учителями были монголисты А. Д. Руднев, В. Л. Котвич, Б. Я. Владимирцов. Первые работы Н. Н. Поппе лежат в русле алтаистических исследований: «Чувашский язык и его отношение к монгольскому и тюркским языкам» (1925), «Учебная грамматика якутского языка» (1926), «Дагурское наречие» (1930).

В 1930 году был учрежден Институт востоковедения АН СССР и Азиатский музей вошел в состав института. В новом институте монголоведное направление было представлено сначала Маньчжуро-тунгусским кабинетом. Позже кабинет разделился на три — Турецкий, Среднеазиатский и Монгольский. На момент создания, в институте работали четыре монголиста — академик Б. Я. Владимирцов и Н. Н. Поппе, к тому времени уже научный сотрудник I разряда, ставший заведующим кабинетом после смерти Б. Я. Владимирцова. Кроме того, в конце 1928 г. был принят на работу С. А. Козин (1879-1956), который работал в архиве Института, занимаясь разборкой и описанием необработанных фондов, а также исследованием рукописного наследия И. Бичурина, и в начале 1929 года — В. А. Казакевич (1896–1937), оба начинали с должностей сотрудников II разряда. Позже на работу в Монгольский кабинет в 1932 г. поступили Л. С. Пучковский (1899–1970) (ученый секретарь кабинета до 1934 г.) и Ц. Ж. Жамцарано (1880–1940), в 1934 г. — Т. А. Бурдукова (1912–1987) и Г. Н. Румянцев (1903-1966), в 1935 г. — Б. И. Панкратов (1892–1979), в 1937 г. Якимов, в 1938 г. — Е. П. Лебедева (годы жизни не уточнены), С. Д. Дылыков (1912–1999) и К. М. Черемисов (1899–1982).

В довоенный период научная работа Монгольского кабинета шла по нескольким направлениям, которые были определены уже в начале 1930-х годов: лингвистические исследования, издание и исследование исторических сочинений, литературоведческие исследования. Все эти направления были обеспечены материалами, собранными сотрудниками кабинета, как до начала их работы в институте, так и во время экспедиционных поездок в начале 1930-ых годов. Н. Н. Поппе участвовал в 3 экспедициях в Монголию (в 1926, 1927, 1929 г.), руководил 5 экспедициями в Бурят-Монголии (1928, 1929, 1930, 1931, 1932 г.). Ц. Ж. Жамцарано собрал большое количество фольклорного материала в Монголии и Бурятии, который был только частично опубликован (Образцы народной словесности монгольских племен: Тексты. Т. 1: Произведения нар. словесности бурят. Вып. 1-3. СПб., 1913–1918), В. А. Казакевич с 1923 по 1925 гг. (в рамках обучения в ЛВИ) находился в Монголии при Ученом Комитете страны, совершив ряд экспедиций, часть собранного материала была опубликована в работе «Современная монгольская топонимика» (1934).

Богатое рукописное собрание Азиатского музея – Института востоковедения также предоставляло уникальный материал для монголоведных исследований, но в то же время нужны были силы для инвентаризации новых поступлений и исполнения возросших требований по их описанию. Человек, которому удалось частично выполнить эту задачу, был Л. С. Пучковский, который в 1934 г. перешел из Монгольского кабинета в Рукописный фонд для обработки монгольского фонда рукописей и ксилографов. Модель описания текстов и составления карточек была составлена под руководством Н. Н. Поппе, а процесс работы неоднократно обсуждался на производственных совещаниях Монгольского кабинета. Л. С. Пучковский составил карточный каталог фонда и результаты его работы нашли отражение в статье «Некоторые вопросы научного описания монгольских рукописей» (1941). Он подготовил монографическое описание исторических рукописей, которое было опубликовано уже после войны – «Монгольская феодальная историография XIII–XVII вв.» (1953).

Заведующий кабинетом Н. Н. Поппе за время работы в Монгольском кабинете выпустил несколько монографий: Аларский говор. Ч.1. Фонетика и морфология. Л., 1930. Ч.2. Тексты. Л., 1931; Летописи селенгинских бурят, вып. 1. М.; Л., 1936; Грамматика письменно-монгольского языка. М.; Л., 1937; Монгольский словарь Мукаддимат ал-адаб. М.; Л., 1938; Летописи хоринских бурят. Хроники Тугулдур Тобоева и Вандана Юмсунова. М.; Л., 1940; История монгольской письменности. Том I. Квадратная письменность. М.; Л. 1941, и большое количество статей, среди которых такие важные для монголоведения работы как “Описание монгольских «шаманских» рукописей Института востоковедения” (1932), «О частях речи в монгольском языке» (1940), «Золотоордынская рукопись на бересте» (1941).

У сотрудников кабинета были индивидуальные темы, но существенное место в работе кабинета занимали коллективные, руководителем и участником которых был Н. Н. Поппе. Таких было две: исследование монгольских исторических сочинений и подготовка монгольско-русского словаря. Первая из них — подготовка издания исторического сочинения Саган-Сэцэна, его перевод, сопоставление четырех списков, исследование. Эта работа практически была закончена коллективом авторов (Н. Н. Поппе, Ц. Ж. Жамцарано, В. А. Казакевич, Г. Н. Румянцев) и должна была быть сдана в печать в конце 1937 г. Была опубликована только обзорная работа: Жамцарано Ц. Ж., Монгольские летописи XVII в., М.; Л., 1936.

Работу по составлению монгольско-русского словаря началась сразу после организации Монгольского кабинета и продолжалась в течение всего довоенного времени. Сначала планировалось совместное издание с КУТВ (Коммунистический университет трудящихся Востока), первоначальные участники — Н. Н. Поппе, В. А. Казакевич, Б. Б. Жигмидон, Л. С. Пучковский. Подготовка и издание этого словаря, претерпев немало обсуждений, изменений концепции и состава авторов (на одном из этапов составителями были М. И. Амагаев, Н. Н. Поппе, Г. Д. Санжеев), завершилось «урезанным» переизданием словаря К. Ф. Голстунского в ЛВИ в 1938 г. с кратким предисловием Н. Н. Поппе. Одновременно К. М. Черемисовым и Г. Н. Румянцевым был подготовлен Монгольско-русский словарь (по современной прессе), изданный в ЛВИ в 1937 г.

Однако эти востребованные и полезные словари не полностью соответствовали нуждам времени, их составление и издание затянулось, поэтому на производственном совещании Монгольского кабинета 4 марта 1935 г. был поставлен вопрос о подготовке словаря монгольского языка. Заведующий кабинетом Н. Н. Поппе сообщил, что «в связи с постановлениями IX съезда МНРП, учитывая пожелания и запросы Монгольской Народной Республики, необходимо расширить исследования по языку старой монгольской письменности. Это должно выразиться в составлении большого академического словаря монгольского языка, отражающего в себе литературу не только старую, но и современную». Можно считать, что это заседание было самым началом работы по составлению словаря, которая с этого момента активно велась в кабинете и была практически закончена в 1940 г. К работе над ним под общим руководством Н. Н. Поппе, в разной степени привлекалось большое количество сотрудников и аспирантов кабинета, а также тех, кто работал в институте по договору. Их список (по алфавиту): Б. Б. Барадийн, А. В. Бурдуков, Т. А. Бурдукова, М. Гомбожав, Ц. Дамдинсурэн, С. Д. Дылыков, Ц. Ж. Жамцарано, В. А. Казакевич, С. А. Козин, Б. И. Панкратов, Л. С. Пучковский, Г. Д. Санжеев, А. И. Хамгашалов, К. Т. Черемисов, В. Д. Якимов. После репрессий 1937 гг., когда были арестованы, расстреляны или сосланы в лагеря многие сотрудники и аспиранты ИВ, а аспиранты из Монголии отозваны на родину, в Монгольском кабинете, как и во всем институте, был пересмотрен план работы на 1938 г. Несколько важных тем остались незавершенными, в первую очередь, стоявшей в плане работ Совнаркома СССР, монгольско-русский словарь. Кроме Н. Н. Поппе работу по его завершению вели Б. И. Панкратов и новые штатные сотрудники К. М. Черемисов, С. А. Козин, которые занимались только словарем. Остальные сотрудники кабинета (Т. А. Бурдукова, С. Д. Дылыков, Е. П. Лебедева, Г. Н. Румянцев, В. Д. Якимов), у которых были плановые темы, все аспиранты и докторант тоже подключались к работе над словарем. Снова привлекли А. В. Бурдукова, Л. С. Пучковского, Г. Д. Санжеева и других «доступных» монголистов. Словарь был закончен в 1940 г. Окончательный авторский коллектив был таким: автор и главный редактор словаря ― Н. Н. Поппе, авторы и соредакторы словаря ― К. М. Черемисов, Б. И. Панкратов, С. А. Козин, Г. Д. Санжеев и С. Д. Дылыков. Этот словарь, дополненный и переработанный коллективом монгольских и российских ученых, под общей редакцией Г. Ц. Пюрбеева, был издан в 2001‒2002 гг.

Основные индивидуальные темы сотрудников кабинета в 1930-е годы были следующие.

Ц. Ж. Жамцарано занимался исследованием и переводом памятника монгольского феодального права XVIII в. — «Халха Джирум». Работа планировалась к изданию в 1937 г. Автор был арестован и отчислен из института в 1937 г. Перевод Ц. Ж. Жамцарано был опубликован только в 1959 г. в Улан-Баторе и включен в монографию С. Д. Дылыкова (1965).

Г. Н. Румянцев занимался изучением исторических документов, в частности, подготовил перевод ойратского текста биографии Зая-пандиты (был издан А. Г. Сазыкиным в 1999 г.). В 1938 г. готовил к изданию летопись Саган-Сэцэна, но в 1939 г. был отчислен из института.

В. А. Казакевич подготовил к печати монгольскую летопись «Шара-туджи» (перевод, комментарии) и документы по монгольскому революционному движению 1911 г. Арестован и отчислен из института в 1937 г.

Б. И. Панкратов занимался переводом и исследованием китайских источников по монгольскому языку.

Т. А. Бурдукова сначала готовила карточный каталог монголоведной литературы на монгольском и бурятском языках, затем занималась переводом сарт-калмыцких сказок, позже совместно с А. В. Бурдуковым составила калмыцко-русский словарь.

С. А. Козин, который в 1931 г. уволился из института, но продолжал активно заниматься монголоведными исследованиями и несколько раз выполнял в институте договорные работы: в 1933 и первом полугодии 1934 г. — договор на приведение в порядок архивных документов, в 1936 г. договор на исследование «Юань-чао-би-ши». Эта работа обсуждалась и была «принята» в сентябре 1936 г. на производственном совещании Монгольского кабинета ИВ АН СССР. На обсуждении было отмечено ее огромное значение и важность для монголоведных исследований (издана в 1941 г.). В это же время С. А. Козин подготовил перевод «Гэсэра» («Гесериада: Сказание о милостивом Гесер Мерген-хане, искоренителе десяти зол в десяти странах света (перевод с монгольского, вступительная статья, комментарии)», 1936.) и перевод еще одного эпического памятника — «Джангариады» («Джангариада (введение в изучение памятника и перевод его торгутской версии)», 1940).

В. Д. Якимов (1904‒1941) занимался экономикой и историей современной Монголии, работал над темой «Революционное движение в Монголии и роль ламаизма». Им была подготовлена монография «Происхождение и развитие буддийской церкви в Монголии», которая осталась в рукописи. Глава из нее — «Хубилганы» — была издана И. В. Кульганек (2011). В. Д. Якимов погиб на Ленинградском фронте в 1941 г.

С. Д. Дылыков продолжил подготовку незаконченного издания «Халха Джирум».

Е. П. Лебедева, защитившая в 1936 г. диссертацию «Наречия места в эвенкийском языке», была принята на работу в 1938 г. Ее тема работы: синтаксис тунгусского языка.

С самого начала существования Монгольского кабинета в нем обучались аспиранты, многие из которых приезжали учиться в Ленинград из Бурятии, с которой у кабинета были очень тесные научные связи, благодаря Ц. Ж. Жамцарано и Н. Н. Поппе, который часто бывал в Бурятии и активно участвовал в подготовке перехода Бурят-Монголии на латинскую графику и написал статью «К латинизации монгольского алфавита и переходу на новый литературный язык» (1932), в которой писал о необходимости подготовки национальных кадров.

Первым аспирантом кабинета был П. П. Уливанов (из БМАССР), который учился в аспирантуре с 1931 по 1933 гг. В это же время в аспирантуре состоял К. Н. Артемов. Они оба упомянуты как участники выполнения двух коллективных тем кабинета «Отражение гражданской войны в Монголии в беллетристики» и «Влияние Октября на Монголию» в 1932 г.

А. М. Хамгашалов (1905–1945) (из БМАССР) состоял в аспирантуре ИВ с 1932 по 1935 гг., писал диссертацию на тему «Бурят-монгольская поэтика» под руководством Н. Н. Поппе. Она была издана «Опыт исследования бурят-монгольского стихосложения» (1940).

В 1933 г. поступили еще два аспиранта из БМАССР — Л. Ч. Гомбоин (1903‒1937) и Т. А. Бертагаев (1905‒1976). Они учились под руководством Н. Н. Поппе в Институте языка и мышления (ИЯМ), и оба успешно защитили кандидатские диссертации: Л. Ч. Гомбоин на тему «Фонетическая система бурятского языка» в марте 1936 г., Т. А. Бертагаев на тему «Основы терминотворчества в литературном бурятском языке» в 1935 г.

С. Д. Дылыков (1912–1999) — аспирант с 1934 г.

В аспирантуре ИВ под руководством Н. Н. Поппе учились также четыре аспиранта из Монголии:

Балдан Содном (1908–1979), который поступил в 1932, но в феврале 1934 г. по состоянию здоровья вынужден был вернуться в Монголию, в 1936 г. он продолжил обучение в Москве.

Цендийн Дамдинсурэн (1908–1986) был зачислен в аспирантуру в 1934 г. и успешно занимался до 1938 г., когда был отозван в Монголию. Вторично учился в аспирантуре ИВ в 1946–1950 под руководством С. А. Козина, защитил диссертацию (1950), которая была издана: «Исторические корни Гэсэриады» (1957).

Мэргэн-гун Гомбоджаб (1906–1940) был зачислен в аспирантуру в 1934 г. занимался исследованием монгольского сочинения «Цагаан Туух» («Белая история»), завершил перевод и исследование, но в 1937 г. был арестован, погиб в лагерях.

Цэеригзен Далай поступил в аспирантуру в сентябре 1936 г., планировал заниматься историей Дальнего Востока, в 1938 г. был отозван в Монголию.

Все аспиранты не только занимались по программе аспирантуры, но принимали участие в научной жизни кабинета, коллективных тем (например, их привлекали к составлению монгольско-русского словаря), участвовали в обсуждении работ. Аспиранты из Монголии занимались по особым программам и не имели тем диссертационных исследований, это было дело будущего. Исключение составлял Мэргэн-гун Гомбожаб, который за время обучения подготовил диссертацию.

В 1930-е годы была практика заключать договоры с дирекцией на выполнение исследовательских и научно-технических работ, как сотрудниками института (до 1937 г.), так и сторонним исследователям (Г. Д. Санжеев, Б. Б. Барадийн, К. М. Черемисов, А. К. Богданов).

Г. Д. Санжеев (1902–1982) работал в Институте Нариманова в Москве, в 1935 г. заключил договор на издание эпической поэмы монголов «Хан-Харангуй». В 1938 г. также работал по договору над монгольско-русским словарем.

Б. Б. Барадийн (1878–1938), сотрудник Бурятского государственного института культуры, в 1935 г. заключил с ИВ договор на издание работы по синтаксису бурятского языка.

К. М. Черемисов преподавал в ЛВИ и несколько раз работал в ИВ по договору. В 1935 с ним был заключен договор на составление Бурято-русского диалектного словаря аларского говора, в 1936 г. – на составление индексов монгольских и тюркских слов (к работе Н. Н. Поппе?).

А. К. Богданов (годы жизни не уточнены) в 1937 г. работал по договору на подготовку к печати хоринских улигеров.

Отдельно нужно упомянуть монголиста А. В. Бурдукова (1883–1943), который никогда не состоял в штате ИВ (он с 1927 по 1938 гг. преподавал в ЛВИ), но в 1930-е гг. активно взаимодействовал с коллективом Монгольского кабинета.

В 1938 г. в Монгольском кабинете было три аспиранта: А. П. Конаков, Н. А. Митрясова, М. К. Максимов, и докторант Е. М. Залкинд (1912‒1980).

В 1939 г. к ним добавились Т. К. Алексеева, Д. А. Алексеев, Д. Д. Амоголонов, А. И. Воробьева.

Состав сотрудников в 1939 г. был следующий: заведующий — Н. Н. Поппе, чл.-корр. АН; ученый секретарь — В. Д. Якимов, мл. н. сотр. (история); ст. н. сотр. С. А. Козин, профессор (литературоведение); ст. н. сотр. Б. И. Панкратов (лингвистика); и. о. ст. н. сотр. К. Н. Артемов (история); мл. н. сотр. Е. П. Лебедева, кандидат филол. наук; мл. н. сотр. Т. А. Бурдукова (лингвистика); мл. н. сотр. О. В. Иванова (лингвистика); мл. н. сотр. С. Д. Дылыков (история).

Помимо сотрудников Монгольского кабинета монголоведными исследованиями до войны занимались А. Ю. Якубовский (1886–1953) из Среднеазиатского кабинета и Н. П. Шастина (1998–1980), работавшая в БАН и библиотеке Кунсткамеры,

Исследовательские задачи, стоявшие перед сотрудниками ИВАН СССР, включали публикацию источников по истории Монголии с обширными комментариями, издание фольклорных материалов и подготовку «Большого монгольско-русского словаря». После войны работа по составлению словаря была продолжена под руководством С. А. Козина, но из печати словарь вышел только в 2001–2003 гг.

В созданном в 1956 г. Тюрко-монгольском кабинете, «Секторе тюркологии и монголистики» первоначально работали сотрудники-монголисты: Л. С. Пучковский, И. И. Иориш, Т. П. Горегляд, А. И. Воробьева, которые продолжили начатую еще до войны каталогизацию обширного собрания монгольских рукописей и ксилографов (Л. С. Пучковский и Т. П. Горегляд) и изучение архивных материалов по монголоведению (И. И. Иориш). Небольшая часть рукописной коллекции, включавшая исторические, правовые и административные сочинения и документы Института, была описана Л. С. Пучковским, опубликовавшим свой каталог. При разборке тибетского фонда в 1970-х гг. было выявлено более 4 тыс. монгольских рукописей, требовавших инвентаризации и описания. Работа по инвентаризации и описанию рукописей для составления каталога была начата венгерским ученым Д. Карой, который в 1968‒1969 гг. работал в ЛО ИВ над плановой темой, результатом которой явилась монография «Книги монгольских кочевников» (М., 1972), защищенная им на восточном факультете ЛГУ в качестве докторской диссертации. В 2005 г. эта монография, существенно дополненная, была издана на английском языке.

Дело описания монгольских рукописей и ксилографов было продолжено А. Г. Сазыкиным (1943–2005), который пришел в Сектор в 1971 г. Именно с именем А. Г. Сазыкина связаны завершение описания и каталогизации собрания монгольских рукописей и ксилографов и выход в свет трехтомного каталога собрания. Будучи единственным специалистом, А. Г. Сазыкин описал также две небольшие коллекции: Государственного музея истории религии и атеизма и Тувинского республиканского краеведческого музея им. 60-ти богатырей (г. Кызыл). Параллельно с каталогизацией А. Г. Сазыкин занимался изучением и публикацией рукописей монгольских сочинений с переводами и комментариями. Кандидатская диссертация А. Г. Сазыкина была посвящена монгольскому сочинению «Истории Чойджид дагини», через много лет опубликованная как монография в серии «Письменные памятники Востока», которая может служить образцом текстологической работы. Эта же эсхатологическая тема была им продолжена публикацией ряда других текстов: «Повести о Нарану-гэрэл», «Повести о Гусю-ламе», «О пользе Ваджрачхедики»; несколько других редакций этих сочинений собраны в книге «Видения буддийского ада». Также он опубликовал несколько, как правило, небольших по объему, но интересных рукописей, содержащих наказы церковных иерархов верующим по разным поводам: «Людям, курящим табак», «Против шаманства», «Против распространения христианства». Еще одно тематическое направление — это публикация относительно небольших текстов жанра «хождений» или путевых заметок. Продолжая сотрудничество с учеными Венгерской Академии наук, А. Г. Сазыкин и А. Шаркози запланировали издание шаманских текстов из коллекции института и полевых исследований А. Шаркози. Был издан только 1-й том (2005 г.), посвященный обрядовым текстам призывания души умершего. Он также издал оригинальный ойратский текст биографии Зая-пандиты — создателя «ясного письма» и подготовил к публикации, с исправлениями и комментариями, перевод и транслитерацию этого текста, выполненными Г. Н. Румянцевым. Всего А. Г. Сазыкиным, благодаря его исследовательской и переводческой деятельности, было издано более тридцати памятников монгольской словесности. Среди более ста его публикаций есть статьи по истории монгольской литературы, отдельным литературным направлениям в ней, монгольской рукописной традиции, истории монголоведения.

Работа по изданию памятников рукописного собрания Института продолжилась в 80-е годы XX в. Дидактическое сочинение популярного буддизма «Шастра „Букет белых лотосов“», различные редакции которого на тибетском и монгольском языках хранятся в рукописном фонде СПбФ ИВ РАН, была темой исследования сотрудницы Сектора (1981–2016) Т. Ю. Евдокимовой.

Каталогизацией монгольских и тибетских книг занимался в Институте (1984–2006) В. Л. Успенский. После окончания аспирантуры (1984) (научный руководитель С. Г. Кляшторный) принимал участие в работе по компьютерной каталогизации тибетского фонда Института (1994–1996 и 2002–2005). В. Л. Успенский составил и опубликовал на английском языке (Токио, 1999–2000; 2001 — издание в одном томе) каталог коллекции монгольских рукописей и ксилографов, хранящихся в библиотеке Восточного факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Эта коллекция является одним из лучших в мире и лучшим российским собранием старинных книг на монгольском языке. В 1997 г. В. Л. Успенский опубликовал в Японии на английском языке книгу о маньчжурском принце Юньли (1697–1738), который был блестящим знатоком тибетского буддизма и сам писал сочинения на буддийские темы на монгольском языке.

В настоящее время изданием письменных памятников монгольского фонда, их исследованием занимается Н. С. Яхонтова, сотрудница Сектора с 1982 г., после окончания аспирантуры Института (руководитель Г. А. Зограф). Ее монография «Ойратский литературный язык XVII века» (1996 г.) написана по материалам диссертации. В монографии “Ойратская версия «Истории о Молон-тойне»” (факсимиле рукописи (из коллекции института), транслитерация, перевод и исследование), она показала, что ойратский текст восходит к китайским текстам из Дуньхуана. Публикация ойратской рукописи словаря поэтических выражений (2010) и ее исследование раскрыли прямую связь этой традиции с санскритскими лексиконами, заимствованной монголами и ойратами через тибетский. Ей принадлежит более 50 статей по различным аспектам рукописных памятников, хранящихся в ИВР РАН.

И. В. Кульганек, сотрудницей Института с 1977 г., монгольские рукописи привлекались к исследованию в связи с интересом к монгольской устной литературе. Так, в ее монографиях: «Мир монгольских песен» (2000), написанной по кандидатской диссертации, выполненной в Секторе, и «Монгольский поэтический фольклор» (2010), ставшей итогом работы над докторской диссертацией, — использованы 132 монгольские рукописи из собрания ИВР РАН и материалы 10 фондов АВ ИВР РАН. Позже на материале рукописей фонда был написан ряд статей: «Рукописи на старомонгольском языке об императоре Николае II из фондов Института восточных рукописей РАН», «Монгольские пословицы в коллекциях Института восточных рукописей РАН», «Песенники из монгольского рукописного фонда ЛО ИВ АН СССР».

Д. А. Носов, ставший сотрудником Сектора в 2011 г. после окончания аспирантуры Института (2008–2011, руководитель И. В. Кульганек), восстановил историю поступления в Азиатский Музей коллекции из 475 монгольских рукописей и ксилографов, сформированной во второй половине XIX – начале XX вв. в Казанской Духовной Академии. Ему принадлежит ряд статей, написанных по материалам рукописного фонда. Среди них: «О старике Боронтае» из собрания ИВР РАН», «Рукопись Ц. Ж. Жамцарано из фонда ИВР РАН “Отрывок о том, как вести тяжбу” — источник по истории монгольского права» (в соавторстве с Р. Ю. Почекаевым),

С монгольским рукописным фондом связана работа Н. С. Ямпольской. Она поступила в Сектор в 2014 г. после защиты диссертации, посвящённой восьми монгольским переводам сутры «Аштасахасрика Праджняпарамита», которой занималась, будучи аспиранткой Бернского университета (Швейцария) (2010–2014) под руководством профессора К. Коллмар-Пауленц. Ее исследование являлось частью междисциплинарного проекта «Текст и нормативность», в рамках которого работала исследовательская группа по изучению собрания буддийских канонических текстов на монгольском языке — Ганджура. По материалам диссертации опубликована монография «Jadamba. Eight Mongolian Translations of the Aṣṭasāhasrikā Prajñāpāramitā sutra». В настоящее время она продолжает исследование монгольской буддийской канонической литературы, переводов канонических религиозных текстов XVII в. с тибетского на монгольский язык, изучение сутры «Аштасахасрика Праджняпарамита» и монгольских редакций Ганджура, а также изучение монгольской рукописной традиции в целом и ойратского «ясного письма».

Монгольскими рукописями занимается А. А. Сизова, младший сотрудник Рукописного Отдела Института, работающая в настоящее время над темой диссертационного исследования «”Литература Пути” в монголо-тибетской традиции». Ею проведена инвентаризация двуязычных тибето-монгольских, монгольских, ойратских текстов и разрозненных листов (более 1 тыс. ед. хр.), переданных в 2007–2020 гг. в Монгольский фонд из Тибетского. По материалам монгольского рукописного фонда ею написаны статьи: «Двуязычное тибето-монгольское сочинение “Записи, касающиеся руководства по ступеням пути”»; «Тибето-монгольский словарь по терминологии “Ламрим Ченмо” из коллекции ИВР РАН»; «Первые пекинские издания сборника “Сундуй” на тибетском и монгольском языках» (в соавт. с А. В. Зориным). Она автор раздела «Монгольская книжная культура» в каталоге выставки «Кисть и калам», проведенной в Эрмитаже к 200-летию ИВР РАН (2018), а также описаний текстов, вошедших в путеводитель «Азиатский Музей — Институт восточных рукописей РАН» (2018): «Монголоязычные документы XIII–XVI вв.», «Иллюстрированная грамота-свиток Алтан-хана Тумэтского», «Исторические сочинения», «Высочайше утвержденный свод законов Монгольского государства», «Карта земного мира и небесных сфер в соответствии с буддийской традицией».

С монгольским рукописным фондом связана кандидатская работа научного сотрудника Рукописного отдела ИВР РАН с 2017 г. А. А. Туранской, выполненная под руководством доктора филол. наук, проф. А. Г. Старожука во время учебы в аспирантуре на Восточном факультете СПбГУ. Тема работы: «„Сто тысяч песнопений‟ Миларэпы: структурные и типологические особенности сборника в монгольском переводе». Ею же написаны статьи: «Жанровая маркировка «гурбум» в тибето-монгольской агиографии» (2016), «Национально-культурные особенности монгольского перевода «Гурбума» Миларэпы» (2016), «Монгольская рукопись избранных глав “Собрания песнопений Миларэпы” из коллекции музея-квартиры Ц. Дамдинсурэна» (в соавторстве с К. В. Алексеевым и Н. В. Ямпольской) (2014), «Монгольский перевод сборника “Сто тысяч песнопений” Миларэпы» (2013).

Отдельным направлением Сектора является работа с архивными материалами ИВР РАН.

В 1966 г. И. И. Иориш опубликовал первый выпуск описания архивных материалов, относящихся к истории, праву и экономике монгольских народов под названием «Материалы о монголах, калмыках и бурятах в архивах Ленинграда». Им подготовлен также второй том, он находится в АВ ИВР РАН.

И. В. Кульганек опубликовала «Каталог монглоязычных фольклорных материалов Архива востоковедов при СПбФИВ РАН».

Д. А. Носов обращается к Архиву востоковедов ИВР РАН в связи с проводимым им историко-фольклористическим исследованием по теме «Монгольская народная литература в собраниях сотрудников Азиатского Музея» на материалах коллекций Ц. Ж. Жамцарано, Б. Я. Владимирцова, Ц.-Д. Номинханова, В. А. Казакевича, А. К. Богданова и других. Ему принадлежат статьи, написанные по архивным материалам: «Значение учебных командировок студентов ЛИЖВЯ для исследования фольклора монголов в 1920-е годы», «Отчет сотрудника ученого комитета В. А. Казакевича (1896–1937) о поездке в восточную Монголию летом 1925 г.», «Откуда пошли шаманы и ламы: фольклорные повествования о происхождении религии у монгольских народов», «Отчет о научной командировке в Казань М. Н. Соколова», «Фольклорные тексты в экспедиционных материалах В.А.Казакевича».

Н. С. Яхонтова на архивных материалах написала статью про учебу академика Ц. Дамдинсурэна в Ленинграде в 1933–1938 гг., опубликованную на монгольском языке (2019)

Работа с архивными материалами тесно связана с направлением «история отечественного монголоведения», которому сотрудники Сектора уделяли всегда большое внимание.

И. И. Иоришем был сделан обзор трудов ленинградских монголоведов по истории Монголии и раздел по истории монголоведения в сборнике, посвященном 150-летию Азиатского музея. Ему принадлежит не законченная монография о научной биографии и творческом наследии А. М. Позднеева, которая находится в настоящее время в АВ ИВР РАН.

Н. С. Яхонтовой принадлежит статья по истории изучения «Сокровенного сказания» в России и СССР».

И. В. Кульганек (в соавторстве с бурятскими коллегами Ц. П. Ванчиковой и В. Ц. Лыксоковой) были опубликованы «Путевые дневники 1903–1907 гг. Ц. Жамцарано»; (в соавторстве с Д. Д. Васильевым) «Дневники С. А. Кондратьева 1923–1926 гг.»; (в соавторстве с В. Ю. Жуковым) «С. А. Кондратьев в Монголии и России»; (в соавторстве с Р. М. Валеевым) «Россия–Монголия–Китай. Дневники монголоведа О. М. Ковалевского: 1830–1831 гг.». Перевод последней монографии в настоящее время осуществляется в Институте истории Монгольской академии наук. Ею написано также более 20 статей об архивах монголоведов О. М. Ковалевского, А. М. Позднеева, А. В. Бурдукова, Т. А. Бурдуковой, Г. Д. Санжеева, А. Доржиева.

С. С. Сабрукова, младший научный сотрудник Рукописного отдела ИВР РАН, опубликовала более десяти статей по истории отечественного монголоведения. Это: «Дневник поездки к калмыкам К. Ф. Голстунского 1886 г.»; «Отчет о летней командировке студента А. Бордзинкевича в калмыцкие кочевья Астраханской губернии (Подготовка к изданию, предисловие, примечания С. С. Сабруковой)»; «А. М. Позднеев (1851—1920) в память о Бакши-ламе донских калмыков Менке Борманжинове (1855—1919) (по материалам Архива востоковедов ИВР РАН)»; «“Платовский хурул”: по материалам АВ ИВР РАН. (Подготовка к изданию, предисловие и комментарий Сабруковой С. С.)»; «Памятник буддийской архитектуры — Эркетеневский хурул (по материалам АВ ИВР РАН)»; «Опыт тибето-монгольских штудий А. М. Позднеева (по материалам архива Востоковедов ИВР РАН)»; «Летние командировки в калмыцкие степи студентов Императорского Санкт-Петербургского университета под руководством В. Л. Котвича (по материалам АВ ИВР РАН)»; «Научная деятельность Т. А. Бурдуковой (1912—1987) (по материалам АВ ИВР РАН)»; «Эпистолярное наследие калмыков XVIII века.»; «Письма В. И. Рассадина из Дархана (по материалам АВ ИВР РАН)»; «Обзор документов архива А. В. Бурдукова. С 2017 по 2019 гг. составила внутреннюю опись фонда № 165 (личный фонд А. В. и Т. А. Бурдуковых). В результате научно-технической обработки было сформировано 429 дел, объединенных в две описи.

А. А. Сизовой в соавторстве с С. Л. Шевельчинской опубликована статья «Поездки Н. Н. Поппе в Монголию и Бурятию в материалах фотоархива ИВР РАН».

С приходом в Сектор в 2011 г. Т. Д. Скрынниковой дальнейшее развитие получили такие исторические направления монголоведения, как кочевниковедение, история Монголии, буддизм в России и Монголии, политическая, социальная и культурная антропология, традиционная культура монгольских народов. Она исследует вопросы национального возрождения, идентификации, этнического самосознания, и социокультурной модернизации Монголии и монгольских народов. Т. Д. Скрынниковой изданы монография «Харизма и власть в эпоху Чингис-хана». С ее участием были написаны коллективные монографии: «Россия – Монголия. Культурная идентичность и межкультурное взаимодействие», «Неотрадиционализм. Архаический синдром и конструирование новой социальности в контексте процессов глобализации».

В Секторе продолжаются литературоведческие исследования. Основная их проблематика связана с жанровой характеристикой монгольской народной литературы, анализ художественных средств поэтических произведений, особенности народного поэтического творчества, теория перевода художественных текстов, история переводов религиозной литературы. В этом направлении работают И. В. Кульганек, Д. А. Носов. И. В. Кульганек изданы монографии «Монгольский поэтический фольклор». «Монгольские пословицы и поговорки».

Лингвистические исследования в Секторе представлены монографическим описанием ойратского языка Н. С. Яхонтовой и ее участием в коллективной монографии «Грамматика и семантика восточного текста. Квантитативные характеристики». (2011), несколькими статьями по монгольской лексикографии (в соавторстве с Э. Мунхцэцэг).

Теоретические знания реализуются на практике в виде спецкурсов по монгольской литературе и фольклору, которые читались И. В. Кульганек на Восточном факультете СПбГУ, Калмыцком Гос. Университете, в 1990-е – 2000-е годы.

Н. С. Яхонтова с 2008 г. по 2020 г. читала на Восточном факультете СПбГУ лекции по теоретической грамматике монгольского языка и спецкурс «Введение в ойратскую филологию».

В ИВР РАН издается научный журнал монголоведных исследований «Mongolica». Он ведет свою историю с 1986 г., когда в Москве при участии коллег из Ленинграда вышел одноименный сборник статей, посвященный памяти академика Б. Я. Владимирцова (пред. редколлегии А. Н. Кононов). В 1993 г. был издан второй выпуск, приуроченный к 750-летию «Сокровенного сказания», древнейшего памятника монгольской письменности (пред. редколлегии В. М. Солнцев). В 1994 г. был опубликован третий выпуск (отв. ред. С. Г. Кляшторный). Его подготовил коллектив СПбФ ИВ РАН (ныне — ИВР РАН), и с тех пор «Mongolica» стала издаваться в Санкт-Петербурге, сначала как сборник статей по монголоведению, а с 2019 г. — в формате научного журнала (с 2007 г. пред. редколлегии И. В. Кульганек). Начиная с 2020 г. журнал выходит 4 раза в год. В подготовке издания принимают участие ведущие монголоведы страны и монголоведных центров мира. В редколлегию входят признанные научные авторитеты мирового монголоведного сообщества. В качестве редакторов журнала привлечены сотрудники ИВР РАН: Д. А. Носов, М. А. Козинцев, Т. Д. Скрынникова, Н. С. Яхонтова. Номера журналов по традиции посвящаются выдающимся исследователям прошлого и настоящего, а также памятным датам в истории отечественного и мирового востоковедения. Тематика публикуемых статей охватывает вопросы истории, этнографии, религии, языка, литературы и фольклора монгольских народов. Журнал также публикует материалы по смежным областям исследования, прежде всего посвященные культурам народов Центральной Азии. Каждый выпуск включает разделы: «Из рукописного наследия», «Из архива востоковедов», «Наши переводы», «Рецензии». «Юбилейные даты», «Отчеты о прошедших научных мероприятиях». Журнал рассчитан на востоковедов, специалистов-гуманитариев широкого профиля и адресован прежде всего профессиональной аудитории, однако также может быть полезен всем, кто интересуется культурой Центральной Азии и Востока в целом. Рукописи, поступающие на рассмотрение в журнал «Mongolica», в обязательном порядке проходят рецензирование. Журнал индексируется в системе РИНЦ. Полные тексты всех выпусков также размещаются в электронном виде на официальном сайте ИВР РАН.

Неотъемлемой частью научной работы монголоведов ИВР РАН является участие сотрудников в общеинститутских, общероссийских и международных научных конференциях. Ежегодно делается около десяти докладов на русском, английском, монгольском языках. Сектор Центральной Азии Отдела Центральной и Южной Азии ИВР РАН поддерживает научные связи как с региональными монголоведными центрами страны (Калмыкия, Бурятия, Татарстан, Башкирия), так и зарубежными: Кыргызстан, Монголия, Китай, Венгрия, Германия, Чехия. Польша, Финляндия, Турция, Великобритания, США, Австралия, Япония.

Деятельность, направленная на расширение сотрудничества российских и монгольских коллег, участие в совместных конференциях и экспедициях и других научных мероприятиях являются одним из приоритетов Сектора Центральной Азии. Сотрудники неоднократно проходили стажировки и бывали в длительных научных командировках в Монголии, целями которых был сбор материала для монографий, практика в разговорном языке, знакомство с трудами монгольских коллег, ознакомление монгольских коллег с достижениями российской науки.

С 2013 г. Сектор совместно с Институтом истории и этнологии Монгольской Академии наук проводит при поддержке Правительства Монголии постоянные российско-монгольские научные конференции. Это: « Культурное наследие монголов: рукописные и архивные собрания Санкт-Петербурга и Улан-Батора» (2013), «Культурное наследие монголов: рукописные собрания и архивные собрания Росси и Монголии» (2015, 2017), «Культурное наследие монголов: рукописные и архивные собрания (2019).

Организаторами конференций выступали в разное время помимо Правительства Монголии, Института истории и этнологии Монгольской академии наук, Института восточных рукописей РАН, Международная ассоциация монголоведов. Постоянными участниками конференции являются Центральный Национальный архив Монголии, Национальная библиотека Монголии, Государственный Эрмитаж, Монгольский государственный университет, Санкт-Петербургский государственный университет. Конференции проходят регулярно один раз в два года, поочередно в Санкт-Петербурге и Улан-Баторе, и выполняют задачу обмена информации и идеями по изучению уникальных рукописных и архивных памятников духовного и культурного наследия монгольского народа, хранящегося в России, Монголии, Китае, Японии и странах Запада. Главная задача конференции — ввести в научных оборот не известные до настоящего времени письменные памятники культуры монгольских народов, показать возможности современных методов исследования и подходов к их изучению. Особое внимание уделяется проблемам историографии, источниковедения, методам исторического исследования и архивоведению. На конференциях рассматриваются рукописи и архивные источники по тематические направлениям: монгольские исторические источники и новые подходы в их изучении; Россия и Монголия: особенности межкультурного диалога; структура системы управления в разные исторические периоды; структура власти и особенности политогенеза монголов; фольклор, литература и язык монголов: прошлое и настоящее; религиозные традиции в монгольской культуре. К настоящему времени издано 4 сборника материалов конференций. В их издании принимают участие сотрудники Сектора.

Сектор регулярно проводит международные конференции «Петербургские монголоведные чтения» В рамках этой конференции, организуемой совместно с Институтом языка и литературы Монгольской академии наук, были проведены конференции, посвященные преподавателю СПбГУ З. К. Касьяненко, монголоведу Сектора тюркологии и монголистики ИВР РАН А. Г. Сазыкину, заведующему Сектором тюркологии и монголистики ИВР РАН (с 1964 по 2014 гг.) С. Г. Кляшторному.

Ежегодно сотрудники Сектора оппонируют/руководят курсовыми и дипломными работами (на звание бакалавра/магистра) студентов Восточного факультета, являются членами и председателями Государственных экзаменационных комиссий высших учебных заведений с востоковедной специализацией. Два сотрудника Сектора, Т. Д. Скрынникова и И. В. Кульганек, – эксперты РАН (с 2019 г.)

Монголоведы Сектора постоянно сотрудничают с зарубежными коллегами. Кроме уже упомянутой работы в Секторе Д. Кара в течение трех лет (в начале семидесятых годов) сотрудником Сектора был академик АН Монголии Ц. Дамдинсурен, подготовивший здесь свою монографию «Рамаяна в Монголии». Следует заметить, что еще в пятидесятые годы в Ленинграде под грифом Института востоковедения была издана книга Ц. Дамдинсурена «Исторические корни Гесериады». Вслед за Ц. Дамдинсуреном сотрудником Сектора работал (1981–1984) молодой монгольский ученый Д. Ендон, впоследствии д. ф. н, директор Института языка и литературы АН Монголии. Здесь он подготовил и защитил докторскую диссертацию, ставшую основой монографии «Сказочные сюжеты в памятниках тибетской и монгольской литератур» (М., 1987). В Секторе работали и другие коллеги из Монголии: Б. Ринчен, Л. Болд, Х. Сампилдэндэв, Ж. Энэбиш, Ш. Бира, Ч. Билигсайхан, Ользийбаяр, Р. Отгонбатар, Ч. Дашдава, Д. Баяр, Д. Нансалма, Ц. Саралцацрал, Д. Эрдэнэбатар, Н. Хишигт; из Китая — Ардаджав, Чжао Цзыкуй, Булаг (Бао Лигао), Т. Жамцо, Б. Давадагва, У. Сэцэнмунх, Цэцэнмунх, Жалфунга, Дамринжав, Аюржав и др., а также монголоведы из Польши, Чехии, Венгрии, Германии.

С Сектором связана подготовка, обсуждение, апробация кандидатских и докторских диссертаций аспирантов и соискателей, которые после защиты квалификационных работ работали в различных регионах Российской Федерации. Среди них такие известные ученые, представители бурятского и калмыцкого народов, как: Н. О. Шаракшинова, Д. А. Алексеев, Ц. Д. Номинханов, Э. Р. Рыгдылон, Т. А. Бертагаев. Аспирантами Сектора были: Б. В. Меняев, мл. н. с. КНЦ, Элиста (Калмыкия) (руководитель Н. С. Яхонтова); Д. Н. Музраева, к.филол.н., вед. н. с. КНЦ, Элиста (Калмыкия) (руководитель В. Л. Успенский); К. В. Орлова, д.филол. н. ,вед.н.с. Сектора Монголии и Кореи ИВ РАН, Москва (руководитель А. Г. Сазыкин); П. О. Рыкин, к. филол. н., н. с. ИЯЛИ РАН, Санкт-Петербург (руководитель С. Г. Кляшторный), а также к. и. н. Б. С. Задваев (руководитель С. Г. Кляшторный), к. филол. н. К. В. Эдлеева (руководитель И. В. Кульганек), И. В. Маневская (руководитель И. В. Кульганек).

Текст подготовили: И. В. Кульганек, Н. С. Яхонтова

Последнее обновление ( 23.06.2020 )

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций9976
Монографий1518
Статей8281
b_pigulevskaya_1990.jpg
b_dandamaev_co_2002.jpg


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type