Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
Заседание СМУ – 28 марта 2012 г. Версия для печати Отправить на E-mail
08.05.2012

28 марта 2012 г. состоялось очередное заседание Совета молодых ученых ИВР РАН в рамках научного семинара «Текст в культурах Востока». Тема заседания — «Методология исследования восточных текстов».

В заседании приняли участие следующие молодые ученые ИВР РАН: к. и. н. С. Х. Шомахмадов, к. ф. н. В. П. Иванов, к. и. н. В. В. Щепкин, Д. А. Носов, к. ф. н. А. В. Зорин.

Предлагаем Вашему вниманию тезисы выступлений.

В. П. Иванов. Методы перевода санскритских источников 

Теоретизирование, касающееся методологии изучения письменных источников и актуальное для осуществления различных задач гуманитарных исследований (лингвистических, социолингвистических, исторических и т.д.) охватывает многие аспекты формы и содержания текста. Многогранность феномена иноязыкового текста, особенно восточного, неизбежно порождает разнообразие методологий, применение которых, однако, должно быть сбалансировано автором исследования и поверяться способностью служить главной цели — введению потенциального читателя в пространство содержания текста, а также выявлению назначения текста в системе бесчисленных исторических, религиозных и пр. связей, формирующих специфическую ткань той или иной культуры. Неуместность же или избыточность в употреблении иных средств методологического аппарата (например, квантитативных, компаративных и др. методов) иногда затемняет собственно смысл транслируемого текста и даже способно породить ситуацию, когда процесс «вскрытия» содержания текста невольно подменяется действием по порождению нового (чуждого изначальному) содержания, опосредованного характером применяемого в данном случае метода. Очевидно, к последней ситуации отчасти можно отнести парадоксальное высказывание одного из основоположников структурно-семиотического метода Ю.М. Лотмана, который говорил: «Методы анализа текста дают результаты, которые в большей степени характеризуют сами методы, нежели тот текст, который при их помощи якобы описывается».

Степень опасности потери изначального содержания текста возрастает на порядок, когда речь заходит о текстах инокультурных и иновременных, в частности, — о древнеиндийских санскритских источниках. При всей исследованности отдельных пластов индийской литературы (представленной, в частности, переводами на многие языки ряда важных санскритских литературных памятников), насыщенность и многомерность выразительных средств санскрита дает возможность исследователям обнаруживать все новые слои содержаний текста и вынуждает их находиться в постоянном поиске оптимальных методов трансляции содержания текста средствами родного языка. Таким образом, перед исследователем санскритских источников постоянно стоят задачи переводческие, и востребованный методологический аппарат в данном случае — это набор методов перевода, применяемых по отдельности или в сочетаниях — в зависимости от жанровой специфики текста. Переводы санскритских философских текстов, как это множество раз отмечалось исследователями, — зона повышенной сложности для переводчиков. Обычно исследователь вынужден выбирать между методами, тяготеющими к максимально точной передаче (как правило, для санскритских текстов оказывающимся значимым) синтаксического, лексического состава текста подлинника (что позволяет передавать наименее искаженно пласты содержания и оставляет также возможность пословного сопоставления перевода с оригиналом специалистами, но делает перевод крайне тяжелым для восприятия читателем) и методами перевода «пересказывающими», интерпретирующими текст (при этом существует вероятность потери многих слоев смысла и опасность неверной перекодировки транслируемых текстом культурных реалий в сознании неподготовленного читателя).

Задача переводчика с санскрита в частности усложняется в случае с особой группой религиозно-философских текстов, принадлежащих традиции, известной под обобщающим названием «кашмирский шиваизм». Этой традиции свойственно особое отношение к лингво-философской проблематике, проявляющееся в философских онто-лингвистичесих построениях и особых тантро-йогических методах религиозного праксиса (использующего особые звуковые формулы, «свертки» вселенских энергий — мантры). Согласно этой традиции, основа мироздания и человеческого сознания тождественна (имеющей различные уровни проявления) универсальной энергии речи, в речевом потоке представленной звукорядом, формирующим как различные сакральные лингвистические формы, так и обычные словоформы. Авторы традиции в своих текстах передавали это важнейшее положение системы, как прямыми указаниями, так и косвенными — через саму форму текста, его звуковой состав. Практически любой текст этой традиции обладает повышенной степенью семантической насыщенности. Часто словоформа в тексте, помимо лексического значения, через свою форму (морфемный и фонемный состав) может нести заряд смысла, актуализируемый в сознании адепта традиции объемно — на нескольких смысловых уровнях, полная передача которых в переводе этих текстов трудноосуществима.

В. В. Щепкин. Несколько слов о методах изучения текстов

Любой текст, как и человек, его создавший, является продуктом эпохи, культуры и общества, в которых он появился. Текст может лишь поднимать проблему, может предлагать пути решения, а может быть самим этим решением (например, тексты законов). Текст может быть попыткой отражения существующей действительности (исторические хроники), а может — средством для создания новой (художественная литература). Но та или иная причина создания текста практически всегда выводится из фона — культурного, социального, исторического, — в котором текст создается. Таким образом, исследование любого текста следует начинать с изучения фона в самом широком смысле: от биографии автора до социальных и культурных особенностей исторического периода, в котором он появился.

Следующим этапом становится исследование собственно текста: истории его создания, структуры, содержания. Этот этап делает также необходимым обращение к целой группе текстов, к которой принадлежит исследуемый памятник: если это литературный текст — то к жанру, если философский — то к той или иной школе, и так далее. Это позволяет раскрыть, что в данном тексте традиционно, а что ново; на что он опирается, к чему апеллирует, а что критикует.

Наконец, будучи созданным, текст «отрывается» от своего автора и начинает жить собственной жизнью: оказывает влияние на другие тексты, становится объектом критики или пародии и пр. То есть предметом исследования на третьем этапе становится «жизнь» текста внутри и вне своей эпохи, культуры, общества. Изучение комментариев к тексту, трактовок, списков сочинения также относится к этому этапу исследования.

Д. А. Носов. Методология исследования восточного текста (на примере структурно-типологического анализа сказок монголов, бурят и калмыков)

Автором доклада был обобщен опыт использования структурно-типологического метода в ходе проведенного им анализа народных сказок монголов, бурят и калмыков. Исследователь выделил следующие основные перспективы использования структурно-типологического метода при анализе сказок народов Азии и Африки.

Во-первых, данный метод, предполагающий выявление корневой структуры организации текста, позволил убедительно доказать типологическое сходство сказок монгольских народов со сказками других народов мира. Тем самым было отвергнуто предположение ряда востоковедов-литературоведов о принципиальном различии сказок монголов от сказочного фольклора Европы. Докладчик с сожалением констатировал отсутствие крупных структурно-типологических исследований сказочного нарратива большинства народов Азии и Африки, что оставляет вопрос о принципиальном типологическом единстве данного явления у всех народов мира открытым.

Во-вторых, примененный им метод структурно-типологического анализа позволил заполнить ряд пробелов в концепции фольклористов-компаративистов. Доказав типологическое сходство сказок халха-монголов с подобными нарративами у североамериканских индейцев и русских, стало возможным четко определить общее и особенное в системах художественной образности рассматриваемых явлений фольклора.

Тем не менее, несмотря на очевидные преимущества использования структурно-типологического метод не следует забывать о том, что любая исследовательская концепция пригодна для решения довольно узкого круга задач и никак не может быть возведена в абсолют. Для дальнейшего исследования сказок монголов, бурят и калмыков необходимо выработать комплексный подход, учитывающий все стороны ее бытования. А именно: структуру текста, особенности системы художественных образов, восприятие текста аудиторией, алгоритм функционирования текста в системе сказочной традиции.

А. В. Зорин. О методологии изучения буддийских гимнов

Выбор методологии означает ответ на вопрос, как именно исследователь собирается достигать цели своей научной работы. Один и тот же материал может использоваться учеными для решения различных задач. Например, буддийские гимны, которыми я занимался последние несколько лет, могут служить источником информации не только для литературоведов, к каковым принадлежу я, но и для религиоведов, философов, возможно лингвистов, психологов, культурологов. Специалисты этих направлений ставили бы перед данным объектом исследования свои задачи и применяли бы для их решения как методы, специфические для своих научных направлений, так, возможно, и некоторые методы смежных дисциплин. Передо мной как перед литературоведом стояла задача жанрового описания буддийских гимнов в тибетской литературе. Но, поскольку одним из ключевых аспектов существования данного жанра является его принадлежность к культу, то в своем исследовании я не мог игнорировать некоторые методы религиоведческого анализа.

Исследование жанра литературы предполагает комплексный подход: задача исследователя — максимально полно осветить как общие черты жанра, так и, по возможности, черты отдельных поджанров и даже отдельных текстов, которые могут иметь уникальные свойства, выделяющие их из ряда других. То есть взгляд исследователя движется от широкого охвата к более узкому, детализированному анализу, чтобы не упустить чего-то существенно важного для понимания описываемого явления. Стоит отметить, что начинать исследование возможно (и даже желательно, на мой взгляд) с максимально широкого охвата, то есть помещая рассматриваемый жанр в контекст мирового литературного процесса.

Так, буддийские гимны на тибетском языке можно рассматривать как элемент универсального гимнового жанра, для подтверждения чего мной был сделан экскурс в историю мировой литературы (метод сравнительно-исторического литературоведения). Затем я проанализировал эти тексты как порождение древней индийской традиции гимнографии, начиная с ведийских гимнов и вплоть до санскритских стотр классического периода, и продемонстрировал влияние канонических переводов с санскрита на последующую оригинальную гимнографию тибетских авторов (метод исторической поэтики). Смысловым ядром работы было исследование стилистики и композиции гимнов: сначала жанра в целом, затем — отдельных сочинений (методы теоретической поэтики). Классификация гимнов, произведенная по тематическому критерию, а также анализ функций гимнов были осуществлены с применением религиоведческой методологии, поскольку топика буддийских гимнов и их практическое использование являются преимущественно религиозными, культовыми.

Очевидно, что полученные результаты, удовлетворительные для литературоведения, оставляют открытыми общетеоретические вопросы, разрешение которых возможно только при переводе материала в более широкую плоскость междисциплинарного дискурса, связанного с изучением особенностей человеческого сознания, модулирующего схожие в своих базовых аспектах формы культуры в самых различных условиях существования.

Последнее обновление ( 05.06.2012 )
« Пред.   След. »

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций9790
Монографий1510
Статей8110


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type