Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
  Версия для печати

Русские учёные об исмаилизме / Под ред. С. М. Прозорова, Х. Элназарова. СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2014. 312 с., ил.


В декабре 2011 г. Институт исмаилитских исследований (Лондон, Великобритания) и Институт восточных рукописей РАН в Санкт-Петербурге организовали международную научную конференцию, посвящённую вкладу русских учёных в изучение исмаилизма (в том числе на Памире) и приуроченную к 125-летию со дня рождения выдающегося русского востоковеда-ираниста В. А. Иванова (1886—1970). В конференции приняли участие учёные из исследовательских и образовательных институтов России, Таджикистана, Великобритании и Канады. Материалы этой конференции легли в основу предлагаемого сборника статей.

СОДЕРЖАНИЕ

Институт исмаилитских исследований — 9

The Institute of Ismaili Studies — 11

Предисловие — 13

Introduction — 19

ВЛАДИМИР ИВАНОВ И СОВРЕМЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСМАИЛИЗМА

Фархад Дафтари. Владимир Иванов и современные исследования исмаилизма — 24

До середины ХХ в. исмаилитов изучали и оценивали почти исключительно на основе часто сфабрикованных показаний их недоброжелателей. В результате появилось множество мифов и искажений, которые распространялись на протяжении веков как в мусульманских обществах, так и в Европе в отношении учений и практики этого сообщества мусульман-шиитов. Прорыв в изучении исмаилитов произошёл в 30—40-е гг. в результате восстановления относительно большого количества подлинных исмаилитских текстов — рукописных источников, хранившихся тайно в многочисленных частных коллекциях, в основном в Йемене, Сирии, Центральной и Южной Азии. Владимир Иванов (1886—1970), поселившийся в Индии после русской революции, сыграл ключевую роль в инициировании современного прогресса в изучении исмаилизма. В статье дан исторический обзор исследования исмаилизма и значительного вклада В. Иванова в эту область исламоведения.

Борис Норик. Материалы фонда В. А. Иванова в Архиве востоковедов ИВР РАН (Краткий обзор) — 38

Имя Владимира Алексеевича Иванова является знаковым для Азиатского Музея (ныне — Институт восточных рукописей). Хотя проработал он здесь всего три года, но за это время успел сделать многое. В Архиве востоковедов имеется небольшой фонд В. А. Иванова под номером 19. Необходимо заметить, что к настоящему моменту техническая обработка фонда не закончена, в связи с чем материалы находятся в некотором беспорядке. Наиболее организованной является Опись 1, включающая в себя 68 дел. Большую часть документов Описи 1 составляют материалы, относящиеся к истории суфизма, исмаилизма, шиитских сект и иранских диалектов. Научное значение этих материалов неравноценно, поскольку немалую их часть составляют краткие конспекты популярных в то время монографий и справочников. Опись 2 включает в себя личную переписку В. А. Иванова. В числе его корреспондентов были такие крупные учёные, как К. Г. Залеман, В. А. Жуковский, А. А. Ромаскевич и др. Кроме того, в фонде имеется некоторое количество материалов, никак не отражённых в Описях и ждущих технической обработки и научной оценки. На данный момент можно констатировать, что фонд В. А. Иванова имеет серьёзные перспективы как для научно-технической, так и для научной работы. Однако наибольший интерес он может вызвать у специалистов, занимающихся историей суфизма и исмаилизма, а также филологов, изучающих иранские диалекты.

Алексей Хисматулин. Учение Ахл-и Хакк в исследованиях В. Иванова — 45

В 1953 г. В. Иванов опубликовал в Серии исмаилитского общества (The Ismaili Society Series) несколько оригинальных текстов, представляющих учение Ахл-и Хакк, под названием «The truth-worshippers of Kurdistan. Ahl-i Haqq texts». Там же представлены его английские переводы и пересказы этих текстов. На их основе, а также используя публикации В. Ф Минорского (V. F. Minorsky) — первого востоковеда, обратившегося к научному исследованию этого учения, — В. Иванов написал довольно объёмное исследование, предваряющее публикацию текстов. В нём он попытался обобщить, проанализировать и систематизировать всю имевшуюся на тот момент информацию об учении Ахл-и Хакк, не раз подчёркивая, что научные сведения о нём крайне скудны.

Алий Колесников. Переписка В. А. Иванова с А. Корбэном (1947—1966 гг.) (Cтраницы истории Исмаилитского общества) — 53

Переписка В. А. Иванова и А. Корбэна была издана 12 лет назад, но до сих пор не оценена по достоинству. Она включает тексты 89 писем. Из них 65 адресованы Корбэну, 9 — его жене Стелле Корбэн, 1 — французскому дипломату Ф. Максу. В. А. Иванову адресованы 13 писем Корбэна и 1 письмо Л. Масиньона. Характер информации в переписке двух учёных весьма разнообразен, но в основном она касается сугубо профессиональных проблем: деятельности Исмаилитского общества, собирания, копирования и издания главных трудов исмаилитских авторов, обмена научной литературой, посещения исмаилитских селений, мест, связанных с историей исмаилизма, исмаилитских святынь, и т. д. Представляют интерес и впечатления В. А. Ива нова от участия в международных конгрессах востоковедов, от встреч с его учёными-современниками, его мнения об уровне иранистических и исламоведческих исследований и о научных контактах с русскими и советскими ориенталистами.

ИСМАИЛИТСКАЯ ФИЛОСОФИЯ В РУССКОЙ НАУКЕ

Рамазон Назариев. Вклад русских учёных в исследование философии и теологии исмаилизма и перспективы его развития — 64

Изучением философского мировоззрения исмаилизма занимались многие известные учёные. Среди них особую роль сыграли русские востоковеды, которые, начиная со второй половины XIX в., в ходе путешествий по разным регионам Ближнего Востока и Центральной Азии собрали ценнейшие материалы о культуре народов, приобщённых к исмаилизму. Среди этих материалов — данные философского и теологического характера, которые впоследствии послужили основой для фундаментального изучения мировоззрения этой рационалистической философской школы.
В статье вопрос о вкладе русских учёных в исследование философии и теологии исмаилизма рассматривается в изложенном выше историческом контексте. В ней обозначены три периода изучения исмаилизма:
— досоветский период: обобщаются особенности философских взглядов исмаилитов по данным накопленных материалов русских востоковедов А. А. Бобринского, А. А. Семёнова, В. В. Бартольда, В. А. Иванова и др.
— советский период: анализируются основные историко-философские труды (А. Е. Бертельса, А. К. Закуева и др.), их особенности и значение для современной науки.
— постсоветский период: рассмотрены исследования Е. А. Фроловой, А. В. Смирнова, А. А. Игнатенко и др. Показаны тенденция современного российского исмаилизмоведения, общность и различия методологических подходов к изучению философского наследия исмаилизма, а также перспективы его развития.

Сунатулло Джонбобоев. Исмаилитская идея истории в контексте всеобщей философии истории — 74

Есть философские идеи, значимость которых становится явной с течением времени и в сравнении с другими идеями, т. е. когда они ставятся в контекст мировых традиций, например, идея о понимании истории. Идея философии истории занимает важное место среди других идей исмаилитской традиции (в том числе, Ихван ас-сафа), но, как нам кажется, эта идея ещё до конца и по достоинству не оценена современными учёными, за исключением некоторых (Корбэн А. (1964, 2010), Додихудоев Х. (1987, 2011) и Дафтари Ф. (2008)). Эта статья основана на прочтении и анализе сочинений мыслителей этой школы, а также на обобщениях и оценках русских, советских и зарубежных исследователей, посвящённых исмаилизму. Эти обобщения учёных послужили базой для сравнения данной концепции истории исмаилитов с другими известными аналогичными теориями, относящимися к сфере философии истории.

Александр Арапов. Концепция Мирового Разума и Мировой Души в русской религиозной философии и исмаилизме — 93

Существует концепция, общая для философии исмаилизма и русской религиозной философии Серебряного века и в то же время чуждая классической христианской философии. Это — платоновская концепция Космического Разума и Космической Души. Несмотря на влияние неоплатонизма на формирование и развитие христианской философии, концепция Мирового Разума и Мировой Души была отвергнута как западными, так и восточными христианскими теологами и философами. В мусульманской философии концепция Мирового Разума и одушевлённости мира получила широкое распространение. Таким образом, хотя русские философы были христианами, но их космологическая концепция оказывается ближе к исмаилизму, чем к христианской теологии.

РУССКИЕ ИССЛЕДОВАТЕЛИ ИСМАИЛИТОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Хаким Элназаров. Первые русские исследователи исмаилитов Центральной Азии в современной науке — 101

До последнего десятилетия ХIХ в. мусульмане-исмаилиты Центральной Азии в целом отсутствовали в работах западных учёных, писавших о верованиях и доктринах исмаилитов. Благодаря новаторским работам русских исследователей, религиозные верования и традиции исмаилитов Центральной Азии, в частности тех, которые проживают в узких долинах Памира, получили должное внимание и были введены в обиход современной науки об исмаилизме. В то же время обнаружение большого количества исмаилитских рукописей в Центральной Азии способствовало пересмотру легенд, написанных об исмаилитах другими мусульманами и крестоносцами. Русские исследователи Памира, такие как Бронислав Громбчевский, Дмитрий Иванов, Алексей Бобринской, Адриан Серебренников, Александр Семёнов, Андрей Снесарев, Иван Зарубин и другие, положили начало систематическому изучению истории, религиозных и интеллектуальных традиций исмаилитов Центральной Азии. Владимир Иванов, основатель современных исследований по исмаилизму (низаритского толка), принадлежит к той же плеяде русских учёных, которые целенаправленно занимались исследованием исмаилизма и вдохновили последующее поколение учёных из разных стран заниматься изучением истории, традиций и наследия мусульман-исмаилитов. Автор статьи даёт общий обзор истоков исследований по исмаилизму и памироведению в русской науке.

Давлат Худоназаров. Граф Алексей Бобринской, основоположник изучения исмаилизма в российской науке — 123

Данная статья посвящена началу изучения исмаилизма русской наукой, первопроходцем которой был этнограф и культуролог А. А. Бобринской. В лице русского исследователя мы имеем и первопроходца всей европейской науки, ибо, как позднее в 1920-х гг. констатировал В. А. Иванов, «современное состояние исмаилизма в Азии не вызывает сколько-нибудь значительного интереса у европейских исследователей Востока». Далее В. А. Иванов подчеркнул, что европейские учёные не прикладывают ни малейшего усилия в деле изучения этого направления в исламе. Поэтому мы по праву можем назвать публикацию труда графа А. А. Бобринского в 1902 г. первым русским/европейским исследованием исмаилизма.

Шозодамамад Мамадшерзодшоев. Вклад русских учёных в сбор и исследование письменного наследия народов Горного Бадахшана — 152

Начиная со второй половины XIX в. русские востоковеды приступили к систематическому сбору, коллекционированию, описанию, исследованию и публикации наиболее ценных рукописей, найденных на Памире. Это письменное наследие имеет исключительное значение для изучения истории и духовной жизни народов не только Таджикистана, но и всей Центральной Азии. Некоторые рукописи, найденные в Бадахшане, в дальнейшем были положены в основу критических текстов, изданных за рубежом и в России.
Благодаря русским учёным собран обширный материал, позволивший приоткрыть завесу с образа жизни народов, населяющих Бадахшан. А. Бобринской, А. Андреев, В. Иванов, И. Зарубин, А. Семёнов, А. Бертельс и другие внесли неоценимый вклад в изучение истории, культуры, этнографии и языковых особенностей народов Памира. Они показали, что народы Памира имеют богатое и бесценное с научной точки зрения письменное наследие. Каллиграфы и переписчики из поколения в поколение переписывали сочинения разных жанров, содержащие разнообразный материал о народах этого края. Некоторые рукописи имеют также большую художественную ценность.
В статье описаны основные этапы исследования письменного наследия народов Таджикского Бадахшана и роль русских учёных в сборе и изучении этого наследия.

ПОДХОДЫ К ИЗУЧЕНИЮ ИСМАИЛИЗМА

Sarfaroz Niyozov. A Comparative Analysis of W. Ivanow’s and A. Bertels’ Works on Nasir-i Khusraw and Ismailism: Toward Rethinking Central-Asian Ismaili Studies — 160

Несмотря на развитие исследований по исмаилизму на постсоветском пространстве в Центрально-Азиатском регионе, Владимир Иванов и Андрей Бертельс остаются авторитетами в этой области. Однако из-за противоположности идеологических лагерей, в которых эти два учёных оказались, их влияние было ограничено рамками собственных сфер влияния. Автор этой статьи выступает за пересмотр идеологических позиций обоих учёных, утверждая, что каждый играет важную роль в рамках определённого контекста и ограничений своего времени. Примерами этого могут служить их соответствующие исследования, озаглавленные «Насир-и Хосров и исмаилизм». Эти работы представляют собой независимые интеллектуальные построения В. Иванова и А. Бертельса и являются результатом умелого совмещения 1) их знаний, ценностей и навыков, 2) идеологических и структурных ограничений и возможностей их времени и 3) их концептуальных и методологических инструментов, включая доступ к информации и её интерпретацию. Автор статьи утверждает также, что критический сравнительный пересмотр работ обоих учёных и тщательное исследование исмаилизма и взглядов Насир-и Хосрова может предоставить нам в деталях спорные, эволюционирующие представления Насир-и Хосрова и центральноазиатского исмаилизма, представления более информативные, деэссенциалистские, плюралистические и конструктивистские.

Лола Танеева-Саломатшоева. Вклад А. Е. Бертельса в изучение исмаилизма — 209

В статье показан огромный вклад А. Е. Бертельса в изучение исмаилизма, в том числе рукописей, обнаруженных им в Горно-Бадахшанской автономной области Таджикистана во время экспедиции АН СССР (1959—1963) и введённых в научный обиход впервые. Его работы по исмаилизму отличают энциклопедическая эрудиция в исламоведении, в различных религиозных системах, параллельные обращения к религии, литературе и истории мусульманских стран, позволяющие прийти к выводу, что само значение термина «исмаилизм», если брать его абстрактно и применять к определённому вероучению, просуществовавшему с VIII в. до наших дней, не менее широко, чем значение терминов «христианство», «ислам» или «шиизм». В статье приводится полемика А. Е. Бертельса с В. А. Ивановым, а также анализируются трактаты Таджал-‘ака’ид, Зад ал- мусафирин, Джами‘ ал-хикматайн и др. из его книги «Пять философских трактатов на тему “Афак ва анфус”».

Эльбон Ходжибеков. История исмаилитских пиров Шугнана в работах русских, советских и современных учёных — 218

Русские и советские учёные внесли огромный вклад в изучение религиозной и культурной жизни народов Памира. Начиная с первых годов ХХ в., появляется много трудов о культурной жизни жителей горного края. Однако до сих пор мало изучена деятельность исмаилитских пиров (духовных наставников) Горного Бадахшана. Исследования учёных в дореволюционный, советский и постсоветский периоды наполнены противоречиями и субъективными суждениями по этому вопросу. Автор представленной статьи рассматривает основные проблемы, связанные с историей исмаилитских пиров Шугнана Горно-Бадахшанской автономной области (ГБАО) Республики Таджикистан, опираясь на публикации русских и советских учёных: графа А. А. Бобринского, барона А. А. Черкасова, А. А. Семёнова, А. В. Станишевского, А. А. Кузнецова, Б. А. Антоненко, М. Назаршоева, Д. Карамшоева, И. Харкавчука, а также современных — Л. Н. Харюкова, А. Шохуморова и др.

ИСТОРИЧЕСКИЕ ПАМЯТНИКИ И ИСТОЧНИКИ

Станислав Прозоров. Арабская рукопись неизвестного сочинения ал-Муфаддала ал-Джу‘фи (ум. до 183/799 г.) по ранней шиитской догматике — 229

В Институте восточных рукописей РАН (С.-Петербург) хранится арабская рукопись (85 л.)1 неизвестного сочинения ал-Муфаддала ал-Джу‘фи Китаб ал-адилла ‘ала-л-халк ва- т-тадбир ва-р-радд ‘ала-л-ка’илина би-л-ихмал ва-мункири ал-‘амд би-ривайат ал-Муфаддал ‘ан ас-Садик. Это наставления имама Джа‘фара ас-Садика (ум. в 148/765 г.) шиитскому мухаддису ал-Муфаддалу ал-Джу‘фи (ум. до 183/799 г.), индивидуальная подготовка его к пропаганде шиитского мировоззрения, разъяснение ему широкого круга аргументов в опровержение конкретных или потенциальных оппонентов.
Сочинение относится к периоду острой религиознополитической борьбы в Халифате, в ходе которой в окружении имама Джа‘фара ас-Садика началась специализация религиозных знаний, формирование жанров религиозно- политической литературы шиитов, разработка шиитской догматики.
Ключевая идея поучений Джа‘фара ас-Садика: человек должен понять, что все элементы макро- и микрокосма свидетельствуют о божественном господстве (ар-рубубийа), преднамеренности сотворения, целесообразности и гармонии сотворенного. Для доказательства этого Джа‘фар ас-Садик приводит примеры из области природных явлений, астрономии, животного мира, разнообразия видов, форм и цветов сотворённого, сокрытого в недрах земли и видимого на её поверхности, человеческого разума, очевидного и сокровенного знания и т. д. В совокупности эти «доказательства» Джа‘фара ас-Садика свидетельствуют о его энциклопедических знаниях природы человека и окружающего мира.
Другая ключевая идея наставлений Джа‘фара ас-Садика: управление миром и божественное присутствие на земле продолжается, хранителем и толкователем сокровенных знаний о мироздании, заложенных в Коране, является «семья дома Пророка» (ахл ал-байт). Дальнейшее развитие эта исходная идея получила в шиитском исламе, где сложилось представление о том, что видимым доказательством (ал-худжжа) божественного присутствия на земле должен быть посредник между Аллахом и людьми.
Термин ал-худжжа использовался в учениях и практике исмаилитов. Представление об ал-худжже заняло прочное место в догматике шиитов-имамитов, утверждавших, что земля не может быть лишена ал-худжжи из потомков ‘Али б. Аби Талиба, «видимого» или «скрытого», по воле Аллаха руководящего общиной. Последним ал-худжжей они признали 12-го «скрытого» имама Мухаммада б. ал-Хасана.

Рахмат Рахимов. Шиитские объекты культа в суннитской среде Центральной Азии — 241

Сведения, опубликованные в русскоязычной литературе об объектах культа, связанных с ахли байт («ближайшие родственники» Пророка ислама) в преобладающей суннитской среде Центральной Азии, фрагментарны и разбросаны по разным источникам. Они не дают достаточного представления о роли и месте шиитского ислама в общей системе местной мусульманской религиозности. Ощущается недостаток исследования мифологии двоюродного брата, зятя и четвёртого преемника Пророка — ‘Али б. Аби Талиба (ум. 661). Основной вопрос: каким образом за относительно короткий (в масштабах истории) период времени фигура исторической личности превратилась в героя мифов и сказаний местного суннитского населения? Предлагаемая статья не претендует на полноту ответа на поставленный вопрос, она лишь намечает в первом приближении возможный путь понимания мотивов мифологизации личности ‘Али, ставшего у таджиков-суннитов персонажем фантастических рассказов и преданий. Сказанное определяет цель, которую преследует автор, — попытаться дополнить недостающую в рассматриваемой сфере в этнографической литературе информацию. Излагаемые данные, по мнению автора, позволяют увидеть конкретные проявления в изучаемом регионе элементов сосуществования в одном религиозном корпусе двух направлений ислама — суннитского и шиитского. С этим напрямую связан и вопрос об истоках подобной специфики в центральноазиатском региональном исламе.
В основе статьи лежат главным образом полевые материалы автора, собранные в древних районах оседло-земледельческой культуры Центральной Азии. Ядро накопленных материалов составляют устные предания таджиков-суннитов об эпонимах ритуальных объектов шиитского ислама в центральноазиатской суннитской среде.

Тохир Каландаров. Об одном письме акад. Б. А. Литвинского председателю Таджикского республиканского отделения Советского Фонда культуры — 256

Статья подготовлена на основе одного письма из личного архива выдающегося востоковеда, основателя археологической школы Таджикистана академика Академии наук Республики Таджикистан Бориса Анатольевича Литвинского (1923—2010). В личном архиве академика автору удалось найти копию письма Б. А. Литвинского, адресованного председателю Таджикского республиканского отделения Советского фонда культуры поэтессе Гульрухсор Сафиевой. Рассматриваемое письмо напечатано на пишущей машинке, на трёх страницах бумаги формата А4, без указания даты. Однако известно, что Фонд культуры Таджикистана как региональное отделение Советского фонда культуры был основан 28 апреля 1987 г. на республиканской учредительной конференции в Душанбе. В письме учёный фактически составил программу действий таджикского Фонда культуры, сконцентрировав внимание на том, что было особенно дорого ему, — охране и реставрации памятников архитектуры и археологии. Остаётся только сожалеть о том, что не все рекомендации Б. А. Литвинского были учтены тогдашним и нынешним руководством Фонда.

ИЗУЧЕНИЕ КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ ПАМИРА

Лейла Додыхудоева. Фрагмент языковой картины мира народов Западного Памира. Ландшафт — 266

В предлагаемой статье рассматривается фрагмент языковой картины мира народов Западного Памира. Данный фрагмент представлен лексикой, выражающей понятие «ландшафт», связанной со средой обитания человека, его мирской и сакральной сферой, приёмами организации пространства и связанными с ним национальными бытовыми и религиозными традициями. Выявление картины мира на основе лексики отражает понятийную категоризацию действительности этносом.
Отсутствие письменной фиксации создаёт специфическую языковую ситуацию, когда главным памятником является сам язык, представляя вербальную часть культурного наследия народа. Он отражает становление общества и может служить материалом для выявления этапов развития духовной и материальной культуры. При этом в языке имеются ключевые слова, показательные для конкретной культуры, под которыми понимается система устойчивых смыслов и значений слова, существующих в языке и культуре. Посредством их анализа выявляется широкий культурный контекст развития народа.
При формировании понятия ландшафт в культуре народов Западного Памира важную роль играют такие ключевые слова, как мир, небо, земля, край, гора, камень, водный поток, поле, (обжитое) место, дом, строение, святое место. Такие слова можно рассматривать как центральные точки, вокруг которых организованы целые области культуры. Исследуя эти центры, можно выявить организационные принципы, придающие структуру и связность культурной сфере и имеющие объяснительную силу. В то же время следует иметь в виду, что при описании и передаче культуры средствами другого языка существенную роль играет «перевод системы понятий одной культуры на язык другой культуры» (Д. И. Эдельман).

Павел Башарин. Предания об ал-Халлāдже на Памире: к проблеме транcформации образа святого суфия в контексте суфийской житийной литературы — 288

Фигура ал-Халлāджа выделяется из колоссального числа харизматичных мусульманских мистиков своей оригинальностью и популярностью среди иранского и тюркского населения Центральной Азии. Причиной этого явилось то, что он был первым знаменитым мусульманином, пришедшим в Туркестан. Всемусульманский образ ал-Халлāджа особо подчёркивают предания о нём, распространенные на периферии мусульманского мира, в том числе на Памире. Среди памирских исмаилитов он почитается как прародитель сорока святых чилтанов. Там же бытует любопытная легенда о его казни.
Одна из первых фиксаций этой легенды встречается в монографии А. А. Бобринского (Горцы верховьев Пянджа (ваханцы и ишкашимцы). Очерки быта. М., 1908). Собранный впоследствии материал (ср. Каландаров Т. С. Шугнанцы. Историко-этнографическое исследование. М., 2004) позволяет реконструировать полноценную версию жития святого, распространённого на Памире. Данная версия демонстрирует степень смешения переосмысленных классических сюжетов из агиографии ал-Халлāджа и местных субстратных напластований и сопоставима с текстами зафиксированных житий суфия: Хамда, Ахбāр ал-Халлāдж, ‘Абд Аллāха ал- Ансāрӣ, Фарӣд ад-Дӣна ‘Аттāра, Закарӣйи ал-Казвӣнӣ.

Богшо Лашкарбеков. Изучение памирских языков в России и Таджикистане — 301

Пальма первенства в изучении языков Памира принадлежит западноевропейским исследователям, хотя наиболее весомый вклад в их освещение внесли русские и советские (в том числе и таджикские) иранисты. Работы европейских пионеров памироведения (Р. Шоу, В. Томашек, В. Гейгер, Г. Грирсон и др.), которые ввели памирские языки в научный обиход, базировались на незначительных по объёму языковых материалах, к тому же записанных нефоно логической транскрипцией.
Русские учёные начиная с 30-х гг. XIX в. приступили к планомерному изучению памирских языков, снарядив с этой целью специальные лингвистические экспедиции, которые длительное время работали в полевых условиях. В состав этих экспедиций входили специалисты, прошедшие языковую подготовку в научных центрах Москвы, Санкт-Петербурга и Душанбе. В итоге появилась настоящая школа памироведения, во главе которой стоял проф. И. И. Зарубин.

Список авторов — 309

Список иллюстраций — 311

PDF-файлы

Аннотация, Содержание, Предисловие, Список авторов

Ключевые слова


Бертельс, Евгений Эдуардович
Иванов, Владимир Алексеевич
исмаилизм
история отечественного востоковедения

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций3249
Монографий1150
Статей2053
Случайная новость: Объявления
13–14 ноября 2017 г. в ИВР РАН пройдут Одиннадцатые всероссийские востоковедные чтения памяти О. О. Розенберга. Предлагаем Вашему вниманию программу Чтений.
Подробнее...


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type