Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
  Версия для печати

Бонгард-Левин Г. М., Герасимов А. В. Мудрецы и философы древней Индии. М.: Наука, ГРВЛ, 1975. 367 с. с ил. (Культура народов Востока: материалы и исследования.)


ВВЕДЕНИЕ

Древнюю Индию не случайно называют страной мудрецов и мыслителей. Эта традиционная характеристика, несомненно, связана с высоким уровнем развития индийской науки, философии и духовной культуры в целом еще в далеком прошлом. Здесь уже на заре цивилизации к знанию относились с особым уважением, более того, почитанием; достижение его объявлялось целью человеческой жизни. «Даже боги завидуют мудрым,— сказано в одном из сочинений буддийского канона, «Дхаммападе».— Если кто-нибудь говорит или делает с истинным знанием, то за ним следует счастье, как неотступная тень». Через века пронесли индийцы память о создателях оригинальных философских систем и научных школ — математиках, астрономах, грамматиках, «великими мудрецами» нарекали они своих выдающихся мыслителей, ученых, писателей и поэтов.

Поистине колоссальным было воздействие этой древнейшей цивилизации на общечеловеческую культуру. Огромный интерес к философии, религиям, литературе и искусству Индии проявляли Шиллер, Гёте, Шелли, Гейне, Гюго, Франс, Роллан, Т. Манн, Кант, Шеллинг, Гегель, Шопенгауэр, а в России — Жуковский, Белинский, Л. Н. Толстой, Бальмонт, Бунин, Верещагин, Н. Рерих и др.

В течение длительного времени объективная оценка вклада индийцев в мировую культуру серьезно затруднялась неразработанностью проблем конкретной истории страны, а также господством предвзятых и ненаучных взглядов. Впервые письменные древйеиндийские памятники стали известны на Западе в конце XVIII в. Европейцев буквально потряс открывшийся перед ними мир, но естественное чувство восхищения в ряде случаев уступило место «суперкритицизму», нередко приводившему к превратным суждениям об Индии, ее истории и культуре. Внимание исследователей прежде всего сосредоточилось на религии и мифологии, собственно же философские и научные сочинения оставались вне поля их зрения. В Европе утвердилось представление о «созерцательности», «пассивности», «застойности» индийской культуры. Такая характеристика была дана ей, например, крупнейшим индологом конца XIX в. Максом Мюллером и английским филологом А. Макдонеллом.

На развитие западной индологии оказывали немалое влияние идеи консервативных ученых и политических деятелей, в частности Леяла, заявлявшего о неподвижности и консервативности древнеиндийской цивилизации, и Джеймса Милля, возражавшего даже против термина «цивилизация» применительно к Индии в древности.

Подобные взгляды в немалой степени были связаны с тем, что ученые, выдвигавшие их, обычно исходили из критериев, выработанных при изучении культур Европы и восточного Средиземноморья. Так, известный английский историк В. Смит утверждал, что все наиболее значительные достижения индийской культуры были результатом влияния греко-римского мира. Некоторые исследователи пытались найти в древнеиндийских религиозных текстах христианские сюжеты, образы святых и т. д. (Возможно, именно к таким исследователям была обращена ирония Вольтера, писавшего, что «в древних книгах индийцев нет упоминания ни об Адаме и Ное, ни о каких-либо событиях нашей священной истории»). К сожалению, подобные односторонние оценки можно встретить и в настоящее время. В ряде работ по-прежнему проводится мысль о «непознаваемой сущности » индийской цивилизации, ее принципиальной несопоставимости с культурой других народов.

Справедливо критикуя европоцентризм, некоторые индийские ученые нередко впадали в другую крайность — противопоставляли свою страну всем прочим цивилизациям, отстаивали тезис о ее исключительности и неповторимости. В коллективном многотомном труде «История и культура индийского народа » говорится, что «индийцам присуща поразительная одухотворенность. Их культуру по сравнению с греческой, римской и современной европейской отличает духовная сила, постоянный упор на внутреннее сознание, на повелительную необходимость слияния с вселенной и духовным принципом, воплощенным в ней».

Во многих работах подчеркивается «спиритуалистичность», «всепронизывающая религиозность», якобы свойственная древнеиндийской цивилизации. При этом в качестве аксиомы принимается положение о равнозначности философии и религии в ту далекую эпоху. Авторы этих работ как бы возвращаются к идее Гегеля, утверждавшего в свое время, что настоящая философия существовала в древности только на Западе, на Востоке же господствовало «религиозное мировоззрение». Все богатое духовное наследие зачастую сводится лишь к религиозным системам, различным идеалистическим доктринам и некоей «мистической одухотворенности». Даже такой крупный ученый, как С. Радхакришнан, писал, что индийская мысль в прошлом всегда стремилась объяснять природу и жизнь на основе последовательного монистического идеализма. Современные философы-идеалисты провозглашают упанишады (точнее, их идеалистическую линию) вершиной индийской цивилизации. Материалистическая традиция же ими, как правило, игнорируется. Веданта, по их мнению, не одна из многих школ философии, а ее ядро, определившее характер позднейшей культуры страны.

Несомненно, по ряду исторических причин религия и философия развивались здесь в сложном взаимодействии друг с другом, испытывали противоречивые взаимовлияния. Однако подлинно научный анализ способен выявить принципиальные различия между ними и в древности. История индийской мысли может служить подтверждением известного положения К. Маркса о том, что «философия сначала вырабатывается в пределах религиозной формы сознания и этим, с одной стороны, уничтожает религию как таковую, а с другой стороны, по своему положительному содержанию сама движется в этой идеализированной, переведенной на язык мысли религиозной сфере» (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. 26, ч. I, стр. 23).

Конечно, далеко не все исследователи древнеиндийской культуры подходили тенденциозно к ее изучению. Запад дал целую плеяду крупных ученых, труды которых свидетельствуют о стремлении к всестороннему и объективному рассмотрению связанных с нею проблем. Помимо «отца индологии» У. Джонса (конец XVIII в.) следует назвать Г. Кольбрука, Ч. Уилкинса, X. Уилсона, Э. Бюрнуфа, X. Керна, Т. Рис-Дэвидса, Г. Якоби, Р. Гарбе, А. Кейса, опубликовавших и критически проанализировавших важнейшие памятники древнеиндийской философской и религиозно-философской литературы.

В конце XIX в. впервые начали переводиться на западноевропейские языки и собственно научные сочинения древних индийцев. Особенно много в этой области сделано в последнее время. Укажем, в частности, на работы А. Уордера (Канада), Ж. Филлиоза и Л. Рену (Франция), Э. Ламотта (Бельгия), В. Рубена (ГДР), Я. Гонды (Голландия), Э. Конзе (США), А. Бешема (Австралия).

В Индии становление научной индологии относится ко второй половине XIX столетия. Важная роль в этом принадлежит выдающемуся историку Р. Бхандаркару (1837—925). Серьезные и глубокие работы были созданы А. Альтекаром, П. Кане, Р. Мукерджи, Н. Даттом. Значительный прогресс в изучении общих проблем истории духовной культуры связан с выходом в свет ряда трудов В. Рагхавана, Р. Тхапар, В. Шармы, С. Джайсвал, С. Чаттопадхьяи, В. Суббараяппы и др. Существенный вклад в разработку данных проблем внесли ученые, стоящие на марксистских позициях: Д. Косамби, М. Рой, К. Дамодаран и, конечно, выдающийся исследователь древнеиндийской философии Д. Чаттопадхьяя.

Велики заслуги отечественной школы индологии в изучении индийского культурного наследия. В противоположность многим западным ученым русские востоковеды рассматривали историю индийской цивилизации как органическую часть единого мирового культурного процесса (что, впрочем, сочеталось у них с глубоким пониманием ее своеобразия). Показательны в этом отношении слова академика С. Ф. Ольденбурга: «При всех несомненных отличиях Востока от Запада Восток свою духовную жизнь строил и строит на тех же общечеловеческих началах, как и Запад, живет по тем же общечеловеческим законам исторического развития».

Всемирную известность получили работы И. П. Минаева, В. П. Васильева, С. Ф. Ольденбурга, Е. Е. Обермиллера и прежде всего Ф. И. Щербатского. Его труды по философии буддизма, истории древнеиндийского материализма, логике, древнеиндийской науке в целом не потеряли своего значения, напротив, с каждым годом все более явственной становится их оригинальность и важность. Заметных успехов в этой области добились советские ученые. В СССР были опубликованы многие памятники древнеиндийской словесности, религиозно-философские тексты, научные трактаты, изданы монографии и статьи, посвященные историко-культурному развитию древней и раннесредневековой Индии.

Интерес к этой стране в Советском Союзе растет с каждым годом. Все шире круг людей, желающих ознакомиться с ее историей, понять особенности ее духовной жизни. Настоящая работа и призвана хоть в какой-то мере удовлетворить этот интерес. Название книги весьма условно: о жизни и творчестве древнеиндийских мыслителей известно очень немного. Традиция сохранила порой лишь имена основателей различных философских и научных школ. К тому же реальные факты их биографии переплетаются с легендарными свидетельствами и иногда трудно отделить действительные события от вымышленных и чисто мифологизированных. Естественно, что авторы не ставили своей задачей восстановление конкретных биографий, а стремились воссоздать общую картину развития духовной культуры древней Индии в непосредственной связи с особенностями ее социальной и политической истории.

Книга открывается главой о ведийской словесности. Веды — древнейший памятник литературы — позволяют восстановить первоистоки той культуры, творцами которой являлись как индоарийские, так и дравидийские племена и народы. Специфика идей и представлений этой эпохи определялась уровнем развития общества, где процесс углубления имущественного и классового неравенства не привел еще к возникновению государства. Создание первых государственных объединений в Северной Индии (VI—V вв. до н. э.) может быть соотнесено по времени с появлением текстов «основных упанишад» и так называемых еретических школ.

Существо доктрины раннего буддизма становится понятным лишь при учете новых факторов, вызванных сдвигами в культурной и социально-политической истории страны (образование империи Маурьев). Тогда же складываются другие религиознофилософские течения (джайнизм, бхагаватизм), первые философские школы, учение локаятиков, в котором материалистическая тенденция упанишад находит свое продолжение.

В эпоху Кушан (I в. до н. э.— IV в. н. э.), отмеченную значительными социальными и этническими явлениями в жизни Северной Индии, оформляется «северный буддизм» (махаяна), заметно модифицируются вишнуизм и шиваизм, возникают такие философские системы, как вайшешика, санкхья, йога и др. Заключительным этапом индийской древности может быть назван период Гуптов (IV—VI вв.), от которого до нас дошли многочисленные свидетельства о древнеиндийской науке, философии, религии.

К сожалению, произведения древней и раннесредневековой письменной традиции, охватывающей разнообразные жанры и направления, не всегда можно точно соотнести с определенным историческим временем. Проблема хронологии — одна из труднейших в индологической науке. По справедливому замечанию С. Радхакришнана, «нигде поиски достоверных исторических свидетельств не сталкиваются с такими сложностями, как при изучении индийской мысли». Анализ этих источников отнюдь не всегда позволяет установить, соответствует ли факт, приводимый в том или ином тексте, современной ему эпохе или же перенесен из более древних, не дошедших до нас сочинений, отражает ли он действительность или есть плод теоретизирования составителя и т. д. Поэтому авторы настоящей работы особенно широко привлекают точно датированные свидетельства — сведения эпиграфики и труды античных авторов. Это дает возможность, говоря словами Аристотеля, более уверенно «сражаться оружием фактов так, чтобы все находящееся вне области доказательства становилось излишним».

Опираясь на имеющиеся материалы, авторы стремились показать сложный процесс эволюции древнеиндийской духовной культуры, выявить черты, роднящие ее с культурой других народов, и вместе с тем объяснить ее глубокую оригинальность и своеобразие. Большие перспективы открывает рассмотрение типологических параллелей древнеиндийской философской и научной мысли с мировой, прежде всего античной. Подобный подход позволяет установить элементы сходства в идейно-теоретическом содержании обеих традиций и принципиальную общность путей их развития. В результате становится очевидной ошибочность трактовки древнеиндийской цивилизации как «несопоставимой » с иными цивилизациями древности. Анализ отдельных компонентов духовной культуры, изменений порожденных ею представлений и идей в новых исторических условиях помогают правильно определить место каждого из этих компонентов в контексте конкретно-исторической эпохи и тем самым избежать столь часто наблюдаемой модернизации, т. е. интерпретации философских и научных теорий и религиозных представлений далекого прошлого в духе и с позиций современных воззрений и доктрин.

Изучение духовного мира древней Индии позволяет проследить постепенное развитие рационалистической мысли из наивно- антропоморфных представлений, ее расчленение на различные виды конкретного знания, возникновение двух главных направлений мировоззрения — религиозно-идеалистического и светского, атеистического, борьбу между ними, становление в ходе этой борьбы основных принципов и понятий, в свете которых древние индийцы воспринимали окружавшую их действительность. При этом выявляется существенная роль материалистической традиции, оказавшей заметное влияние на самые разные стороны древней цивилизации.

Исключительно важное значение для формирования общеиндийской культуры имела наука. Хотя изучению ее достижений в древности специальное внимание стало уделяться сравнительно недавно и многие вопросы до сих пор недостаточно разработаны, есть все основания утверждать, что в Индии уже на заре ее истории научное знание превратилось в самостоятельную отрасль духовной культуры и что в ряде областей индийские ученые достигли поразительных результатов. Несомненно, именно взлет научной мысли в немалой степени определил необычайно высокий уровень древнеиндийской литературы, искусства, философии.

Исследование древнеиндийской духовной культуры имеет и еще один важный аспект — дает возможность поставить проблему типологии развития древних культур, проблему, на которой в настоящее время сосредоточен интерес ученых разных специальностей. Допустимо установить общие соответствия между процессом формирования философских представлений о природе, обществе и человеке в индийской и других культурных традициях.

Многие достижения древнеиндийской цивилизации органически вошли в жизнь сегодняшней Индии. Такая живучесть культурных ценностей вовсе не свидетельствует о консервативности или застойности. Этот традиционализм, характерный для Индии больше, чем для какой-либо другой страны, не препятствовал ее поступательному движению, развитию ее культуры.

В истории индийского культурного наследия остается, конечно, много неясного, нужны дальнейшие изыскания, новые документальные подтверждения. Ученым придется сделать еще немало усилий, чтобы глубже проникнуть в этот все еще загадочный «океан древней мудрости».

Авторы отдают себе отчет в том, что данные очерки ни в какой мере не исчерпали всех имеющихся материалов: здесь не рассматривались такие существенные области духовной культуры, как литература, лингвистика, изобразительное искусство. Связанные с ними проблемы заслуживают быть темами самостоятельных работ [1: Подробно эти вопросы разбираются в новом коллективном труде «Культура древней Индии» (М., 1975).]. Некоторые затронутые в книге вопросы, по существу, лишь намечены; небольшой объем ее не дал возможности осветить все аспекты с одинаковой полнотой.

При подготовке рукописи к печати серьезную помощь оказали Н. П. Аникеев, П. А. Гринцер, Т. Я. Елизаренкова, В. С. Семенцов, В. Н. Топоров, которым авторы приносят свою благодарность. Они выражают искреннюю признательность А. И. Володарскому, представившему материал по истории древнеиндийской математики и астрономии, а также индийскому ученому Дебипрасаду Чаттопадхьяе за ценные советы, касающиеся содержания и характера работы.

PDF-файлы

Полный текст монографии

Ключевые слова


культура Индии
литература индийская
философия буддийская
философия индийская

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций9817
Монографий1511
Статей8136


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type