Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)

Юрий Николаевич
Марр

(19.01.1893 — 01.12.1935)
Родился в 1893 г. 6/19 января в С.-Петербурге и скончался 1 декабря 1935 г. на курорте в Абастумане (Грузия).

Отец, академик Николай Яковлевич Марр, и мать, Александра Алексеевна (урожденная Жуковская), уделяли его воспитанию и образованию соответствующее внимание. Ю. Н. Марр учился в гимназии Карла Мая, которую блестяще окончил в 1913 г., в 1917 г. так же успешно завершил обучение в Петербургском университете на Восточном факультете по разряду арабско-персидско-турецко-татарской словесности, изучая также армяно-грузинскую филологию и языки.

В 1919—1921 гг. он работал библиотекарем в Государственном университете Грузии и был в то же время переводчиком Грузино-кавказско-российского телеграфного агентства; в 1922—1923 гг. состоял научным сотрудником Азиатского музея АН и лектором Института живых восточных языков (ЛИЖВЯ); с 1922 по 1925 г. состоял научным сотрудником Научно-исследовательского института сравнительной истории литератур и языков Запада и Востока.

С 1925 по 1926 г. Ю. Н. Марр жил в Иране, а вернувшись оттуда и заболев туберкулезом, не смог по состоянию своего здоровья жить в Ленинграде; он переселился на курорт Абастуман, откуда очень редко и на короткое время приезжал в Москву и Ленинград. Некоторые зимы он проводил в Тифлисе. За этот период с 1928 по 1935 г. Ю. Н. Марр состоял старшим ученым специалистом Кавказского Историко-археологического института и лектором Тифлисского государственного университета.

Подобно своему отцу он отличался выдающимися способностями к изучению самых разнообразных языков. Он прекрасно владел русским, персидским, французским и английским языками. И часто в компании друзей он произносил экспромтом стихи на этих языках (Ю. Н. Марр оставил стихи и поэмы на русском и персидском языках; он глубоко чувствовал поэззию со всеми ее тончайшими оттенками). Кроме того, он пользовался языками: грузинским, немецким, армянским, итальянским, украинским, турецким и тюркским, арабским, латинским, греческим, санскритом и другими. На некоторых из них он мог поддерживать довольно сложную беседу и писать научные работы.

Тому, что Ю. Н. Марр был настоящим полиглотом, кроме его выдающихся способностей, его собственной и отцовской профессии, способствовало также и то обстоятельство, что он объездил почти все страны мира.

В 1911 г. Ю. Н. Марр сопровождал своего дядю акад. В. В. Бартольда в поездке в Германию, Францию, Англию и Америку. Там он знакомился с библиотеками и музеями (главным образом востоковедными); в 1913 г. он был в Константинополе, где изучал турецкий язык и осматривал памятники материальной культуры; в 1914 г. был командирован Университетом, где состоял тогда студентом , в Сирию, Бейрут и Дамаск для изучения арабского языка; в 1916 г. жил в Финляндии; в 1925—1926 гг. был командирован в Иран. В 1934 г. снова был в Иране (Тегеран).

Кроме того, он участвовал в некоторых экспедициях своего отца в Ани и в разные времена путешествовал самостоятельно по северному и южному Кавказу.

Своими колоссальными знаниями и умением плодотворно работать он был обязан тому очень важному факт, что в университете он прошел прекрасную школу. Он учился у таких корифеев науки, какими были проф. В. А. Жуковский (Ю. Н. Марр ибыл его прямым учеником), проф. Н. И. Веселовский, акад. В. В. Бартольд, Н. Я. Марр, Б. А. Тураев, С. Ф. Ольденбург, И. Ю. Крачковский, А. Н. Самойлович и др. Занятия под руководством больших ученых, атмосфера научной работы в доме отца, вышеупомянутые путешествия — все это принесло огромную пользу молодому, здоровому, энергичному Ю. Н. Марру, неутомимому энтузиасту в деле чтения и проработки книг и дало ему возможность в совершенстве овладеть языками и приобрести колоссальные познания по своей специальности — иранистике. Кроме того, все вышеперечисленные благоприятные условия дали ему широкое общее образование и вне рамок его специальности. Он был высококультурным человеком в настоящем смысле этого слова.

В последние годы жизни, несмотря на физическую слабость, вызванную тяжелой болезнью, будучи сотрудником Института кавказоведения Грузинского филиала АН СССР, Ю. Н. Марр вел большую напряженную научную работу, без которой он не представлял себе своего существования.

Проблемы, над которыми в последние годы жизни работал Ю. Н., очень разнообразны и сложны:

- грузино-персидские литературные связи
- сопоставление изучения поэтических форм с общественно-литературными направлениями
- словарная работа и вопросы техники перевода
- вопросы латинизации алфавитов отдельных национальностей
- использование литературных произведений для изучения памятников материальной культуры.

Он также занимался описанием и публикацией персидских рукописей и историей персидской литературы.

Он был глубочайшим знатоком таких тонких вопросов, как поэтика и метрика стиха, и блестяще освещал их в своих трудах. Ему принадлежит интересная и сложная работа «Выражение фонетики стиха в персидском письме».

Свои работы он писал на русском, грузинском и персидском языках.

Несмотря на тяжелую болезнь, Ю. Н. Марр взялся за огромнейшее предприятие в области словарной работы. Он опубликовал «Документированный персидско-русский словарь», вып. I, и вып. II остался в почти готовом виде. Словарь, не доведенный до конца, в известной мере теряет свою ценность, но Ю. Н. Марр вложил в него столько труда и выработал такие принципы его построения, что и это начатое им дело можно считать существенным вкладом в науку.

В составе советской делегации Ю. Н. Марр участвовал в 1934 г. в Международном конгрессе, посвященном 1000-летию величайшего персидского поэта Фердовси в Тегеране. Его приветственное слово, произнесенное по-персидски, было напечатано в тегеранских газетах, а доклад «Стихотворный размер Шах-намэ» опубликован в сборнике «Труды конгресса».

В моей памяти мой любимый друг Юрий, каким он останется для меня навсегда, постоянно предстает оживленным и веселым, каким мы привыкли его видеть: то сидящим за письменным столом в Тифлисе и в Абастумане, то лежащим в постели, рядом с которой стоит стул, заваленный бумагами, книгами и карандашами, иногда рисующим дружеские шаржи и сочиняющим шутливые стихи, но постоянно погруженным в интенсивную творческую работу. В ушах еще звучит музыка декламируемых им персидских стихов, но его уже нет в живых.

Из статьи И. В. Мегрелидзе, 15 XII 1935 г., Ленинград

Публикации

[2006]

Марр Ю.Н. Корная сырка / С послесловием и комментарием Т.Л.Никольской. footura black edition, 2006.

[1937]

Марр Ю. Н. Список и описание некоторых новых поступлениий в Азиатский музей — Персидские собрания // Библиография Востока. Выпуск 10 (1936). М.; Л.: Издательство Академии наук СССР, 1937. С. 113—123.

[1930]

Марр Ю. Н. Современные средства передвижения в изображении персидских поэтов // Записки Коллегии Востоковедов при Азиатском Музее АН СССР. Том V. Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1930. С. 221—234.


На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций8077
Монографий1373
Статей6635
Случайная новость: Объявления
15 апреля 2019 г. (понедельник) в 14:00 состоится заседание Ученого Совета, на котором будет заслушан доклад к. ф. н. Н. С. Яхонтовой «Коллекция О.М. Ковалевского, идентифицированная в Монгольском фонде ИВР РАН».
Подробнее...


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type