Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)

Борис Яковлевич
Владимирцов

профессор
академик РАН
(01.08.1884 — 17.08.1931)
Борис Яковлевич Владимирцов родился 20 июля 1884 г. в г.Калуге в семье инженера-технолога. Начальное образование Б.Я.Владимирцов получил дома, а затем продолжил в Калужской, Владимирской и Каменец-Подольской гимназиях. В 1904 г., после окончания гимназии в г. Каменец-Подольске, Б.Я.Владимирцов поступил на факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета по китайско-маньчжурскому разряду. Последующие два учебных года, 1905/06-й и 1906/07-й, он учился в Париже, где слушал лекции и посещал занятия в Школе живых восточных языков, в Сорбонне и College de France. Осенью 1906 г. БЛ.Владимирцов вернулся в Санкт-Петербургский университет и поступил на вновь открывшееся монголо-маньчжуро-татарское отделение факультета восточных языков, которое и окончил в 1909 г. с дипломом I степени. Б.Я.Владимирцов получил широкую подготовку не только в области монголистики, но и по смежным специальностям. Монголистикой он занимался у В.Л.Котвича и А.Д.Руднева, «широкое знакомство с турецким миром получил от В.В.Радлова и В.В.Бартольда», слушал лекции по истории русского языка у А.А.Шахматова, по философии – у А.И.Введенского и Ф.И.Щербатского, по сравнительному языкознанию – у И.А.Бодуэна де Куртенэ.

Еще в стенах университета началась научно-исследовательская деятельность Б.Я.Владимирцова. В 1907 г., будучи студентом, он был командирован к калмыкам Астраханской и Ставропольской губерний, а летом 1908 г. направлен Русским комитетом по изучению Средней и Восточной Азии к дербетам Кобдоского округа в Западную Монголию для сбора лингвистических материалов. Отчет Б.Я.Владимирцова о командировке к дербетам этого округа летом 1908 г. положил начало его научным публикациям. Сочетание лингвистических наблюдений с историко-этнографическими было присуще и всем дальнейшим работам ученого.

После окончания факультета восточных языков Б.Я.Владимирцов был оставлен при университете на кафедре монгольской и калмыцкой словесности, а в 1911 г., после сдачи им соответствующих экзаменов, ему была присвоена степень магистра монгольской и калмыцкой словесности. Летом 1911 г. Б Я.Владимирцов вторично ездил в Кобдоский округ для продолжения ранее начатых лингвистических работ и изучения языков местных этнографических групп байтов и хотонов. По возвращении в Петербург он в 1912 г. вновь был командирован для научных занятий в Западную Европу сроком на один год. В Париже он совершенствовался в области общего языкознания у А.Мейе, занимался историей фольклорной литературы у Ж.Бедье, прослушал курс лекций П.Пеллио об организации Монгольской империи ло новым, ранее неизвестным китайским источникам, одновременно занимаясь с ним же монгольской и уйгурской эпиграфикой Помимо посещения лекций и других занятий Б.Я.Владимирцов составил каталог монгольских книг и рукописей в Парижской Национальной библиотеке, а позже, находясь в Лондоне, и в Британском музее.

После возвращения из-за границы Б.Я.Владимирцов в 1913 г. на два года уехал в Монголию. Срок командировки был потом продлен еще на полгода. Он объездил на этот раз всю Западную Монголию и северную часть Центральной Монголии, посетил хошуны дербетов и байтов, собрал большую коллекцию монгольских и ойратских книг, материалы по халхаско-западному говору, по наречию хотогойту, эпические материалы и материалы о шаманстве.

Длительные поездки по стране вместе с монголами, знакомство с их бытом и жизнью дали Б.Я.Владимирцову прекрасное знание языка, литературы, фольклора и этнографии монгольского народа. «Неутомимый в экспедициях и странствиях, – писал о нем академик В.М.Алексеев, – из которых многие были рискованны донельзя, он кочевал в своей юрте вместе с окрестными номадами и, исходив таким образом всю Монголию, сумел сродниться с монголами и получить на почве своего редкостного характера особый дар понимания восточного человека и внимания к нему, что чрезвычайно ценилось знавшими его монголами»6. Г.Н.Румянцев отмечал, что близкое знакомство Б.Я.Владимирцова с жизнью монгольского народа на основе личных наблюдений значительно облегчило ему понимание многих важных событий в прошлом монголов7. Возвратившись из Монголии, Б.Я.Владимирцов прочел в сентябре 1915 г. на кафедре монгольской и калмыцкой словесности Петербургского университета две пробные лекции на темы: «Состояние письменности и литературы у ойратских племен Северо-Западной Монголии» и «Обзор племен и наречий Северо-Западной Монголии», после чего был утвержден в звании приват-доцента.

Первая лекция, которую прочел Б.Я.Владимирцов перед студентами, называлась «О причинах изменения монгольского языка». С этого времени начинается его педагогическая работа в университете, продолжавшаяся до конца жизни. В декабре 1918 г. ему было присвоено звание профессора.

Одновременно с преподаванием на восточном факультете Б.Я.Владимирцов начал работу в Азиатском музее Академии наук, где «занимался описанием монгольских и ойратских рукописей, привел в порядок все коллекции... поставил ярлыки и т.п.».

В 1917 г. Б.Я.Владимирцов был приглашен калмыками Болыиедербетов-ского улуса Ставропольской губернии читать лекции по грамматике калмыцкого языка и по истории монгольской и калмыцкой литературы. В июне Б.Я.Владимирцов сначала выехал для этой цели в Башанту (Ставропольская губ.), а затем читал лекции в Астрахани.

Борис Яковлевич встретил Октябрьскую революцию сочувственно. Академик Н.Я.Марр, в частности, писал: «Не должно быть забыто, что, когда в 1918 г. на первом послеоктябрьском совещании по университетским делам в Москве вузовско-академический мир резко раскололся и две стороны встали в положение двух непримиримых противоречий, Борис Яковлевич Владимирцов решительно и четко, выдержанно, до конца стоял в рядах стороны малочисленной, отстаивавшей переорганизацию, перестройку вузов по требованию новой общественности».

Научная деятельность ученого развернулась в послереволюционные годы. Он по-прежнему преподает на восточном факультете, работает в созданном после революции Петроградском Географическом институте, где читает лекции по «общему языковедению». Б.Я.Владимирцов увлекается тибетским языком и буддизмом, пишет ряд статей и книг, посвященных этим вопросам, такие как «Монгольский сборник рассказов из Pancatantra», читает лекцию «Буддизм в Тибете и Монголии», пишет книгу «Монголо-ойратский героический эпос», публикует переводы былин Парчена и Сиддикюр и др. В 1922 г. в Берлине им была опубликована книга «Чингис-хан», переведенная на английский язык, а Б.Я.Владимирцов получил приглашение стать членом Американской академии политических и социальных наук в Филадельфии.

Б.Я.Владимирцов был одним из основателей Ленинградского института живых восточных языков им. А.С.Енукидзе, где руководил монгольским отделением и вел семинар по подготовке монголоведческих кадров из трудящейся молодежи Бурятии, Калмыкии и Монголии. За большие заслуги в области развития монголоведения и подготовки кадров для Монголии Б.Я.Владимирцов был избран в 1924 г. почетным членом Ученого комитета Монголии.

Б.Я.Владимирцов сотрудничал в редакции «Всемирная литература» и опубликовал в журнале «Восток» целый ряд статей по монголистике. Он вел к тому же большую общественную работу: был секретарем Коллегии востоковедов при Азиатском музее, секретарем Восточного отделения РАО, членом Восточной секции ИЛЯЗВ, основанного в 1921 г., членом редакционной коллегии экспертов Восточного отдела издательства «Всемирная литература», секретарем Группы востоковедения ОГН, периодически исполнял обязанности директора Азиатского музея, Института буддийской культуры; был избран членом Комиссии при АН СССР по исследованию Монгольской и Танну-Тувинской народных республик и Бурят-Монгольской АССР и выполнял различные организационные поручения АН СССР.

В 1923 г. Б.Я.Владимирцов был избран членом-корреспондентом АН СССР, в 1929 г. – ее действительным членом.

В 1925 г., после десятилетнего перерыва, Б.Я.Владимирцов отправился в Монгольскую Народную Республику, где совершил поездку в район Малого Хентея и Керулена, проведя этнолого-лингвистическое обследование этого района, собрал коллекцию рукописей, записал свыше 100 монгольских песен и пр. В 1926 г. он посетил Улан-Батор, а затем Пекин. Результаты этих поездок были опубликованы Б.Я.Владимирцовым в статье «Этнолого-лингвистические исследования в Урге, Ургинском и Кентейском районах», «Надписи на скалах халхаского Цокту-тайджи» и других небольших статьях. В 1928 г. Б.Я.Владимирцов сдал в печать первую часть большой работы «Сравнительная грамматика монгольского языка и халхаского наречия. Введение и фонетика», которая вышла в 1929 г. и которая «знаменует собой целую эпоху в монгольском языкознании». В предисловии к этому изданию Б.Я.Владимирцов писал: «Надеюсь, что в ближайшее время мне удастся напечатать продолжение настоящей работы, посвященное морфологии, синтаксису и семантике». Однако Борис Яковлевич изменил свои планы. Вместо морфологии и синтаксиса с января 1930 г. он занялся исследованием общественного строя монголов.

Еще в 1910 г., после первых поездок в Монголию, в своем дневнике он сделал запись о необходимости дать историю монголов, обрисовать их общественный строй. В 1918 г. Б.Я.Владимирцов предложил для чтения в университете курс лекций «Монголия и монголы, их духовная и материальная культура», в котором, по свидетельству академика В.М.Алексеева, лектор рассматривал Монголию главным образом с точки зрения «условий человеческого существования, со стороны влияния этой страны на материальную и духовную жизнь тамошнего человека». В лекциях рассматривалась история создания монголами мировой империи, их «попытка сочетать культуру с кочевым бытом», что привело «к созданию крайне оригинального, никогда не бывалого вида культуры, как материальной, так и духовной». Некоторые из перечисленных проблем нашли отражение в ранних работах Владимирцова, поиски продолжались, накапливался огромный фактический материал по социально-экономической, политической и культурной истории Монголии. Еще в 1925 г., исследуя Хентейский район, Б.Я.Владимирцов осмотрел местность, где протекали первые годы Чингис-хана, местность, связанную с возникновением монгольской державы в XII в. Два десятилетия, прошедшие от первой записи о необходимости приступить к написанию «Общественного строя» до фактического его начала, дают отчетливое представление о творческих исканиях ученого.

Вдова Бориса Яковлевича Лидия Николаевна в кратком предисловии к этой книге так описывала работу мужа: «Сама книга – “Общественный строй монголов” – совсем готова, все продумано, все построено... Обладая необыкновенной памятью, Борис Яковлевич делал только небольшие заметки – никаких черновиков. Упорно и много работая, собирая материал, продумывая долго, он писал быстро. Часть 3-я к 1 сентября должна быть закончена». Утром 17 августа 1931 г. Борис Яковлевич сделал последнюю запись в своем дневнике: «Болела голова, писал». А еще через несколько часов его не стало. Он умер в возрасте 47 лет в расцвете творческих сил. Последняя работа ученого «Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм» вышла в свет уже после смерти автора, в 1934 г.

Борис Яковлевич был не только большим ученым, но и прекрасным педагогом. Его лекции отличались тонким анализом источников, критическим к ним подходом, обилием фактического материала. Несмотря на свою занятость, он много времени и внимания уделял ученикам, брал их в экспедиции, где под его руководством они получали навыки полевых исследований. Такие качества Б.Я.Владимирцова – ученого, как широта мысли, редкая работоспособность и образованность, исключительное критическое чутье, изумительная память, гармонировали с его «житейским обликом». Он был человеком скромным, сдержанным и немногословным.

В.М.Алексеев в статье «Памяти академика Б.Я.Владимирцова» писал: «От нас отошел крупный ученый, и отошел преждевременно, ибо он только что начал развивать свои неистощимые фонды и добираться до крупных синтетических произведений. Это был ученый, вечно стремившийся к самообновлению и к эволюции, весь в росте и стремительном энтузиазме. Однако, несмотря на свою явно преждевременную смерть, он исполнил перед наукой свой долг полностью. Наука дала ему им самим выбранных наставников, она же получила от него сильное движение вперед и в его лице приобрела наставника для всех будущих его последователей».

Полный текст статьи в формате PDF...

Публикации

[2003]

Владимирцов Б.Я. Работы по литературе монгольских народов / Сост. Г.И. Слесарчук, А.Д. Цендина. М: Вост. лит., 2003. 608 с.: факс. (Классики отечественного востоковедения.)

[2002]

Владимирцов Б.Я. Работы по истории и этнографии монгольских народов / Редкол.: В.М. Алпатов (пред.) и др.; Сост. Г.И. Слесарчук. М.: «Восточная литература», 2002. 557 с. (КОВ: «Классики отечественного востоковедения).

[1932]

Владимирцов Б. Я. Монгольские литературные языки (К латинизации монгольской и калмыцкой письменности) // Записки Института востоковедения Академии наук СССР. I. Л.: Издательство Академии наук СССР, 1932. C. 1—17.

[1930]

Владимирцов Б. Я. Арабские слова в монгольском // Записки Коллегии Востоковедов при Азиатском Музее АН СССР. Том V. Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1930. С. 73—82.

[1929]

[Bibliotheca Buddhica XXVIII:] Bodhicaryāvatāra. Çāntideva. Монгольский перевод Čhos-kyi ḥod-zer’a. I. текст / издал Б. Я. Владимирцов. Leningrad (Л.): Изд-во АН СССР, 1930. VI, 184 p.

[1925]

Владимирцов Б. Я. И. Н. Березин — монголист // Записки Коллегии Востоковедов при Азиатском Музее Российской Академии Наук. Том I. Л.: РАН, Главнаука, Госиздат, 1925. С. 192—194.

Владимирцов Б. Я. Mongolica I. Об отношении монгольского языка к индо-европейским языкам Средней Азии // Записки Коллегии Востоковедов при Азиатском Музее Российской Академии Наук. Том I. Л.: РАН, Главнаука, Госиздат, 1925. С. 305—341.

Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга пятая / Редакционная коллегия: В. М. Алексеев, Б. Я. Владимирцов, И. Ю. Крачковский, С. Ф. Ольденбург, А. Н. Тихонов. Москва; Петербург: Всемирная литература, 1925. 279 с.

[1924]

Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга четвертая / Редакционная коллегия: В. М. Алексеев, Б. Я. Владимирцов, И. Ю. Крачковский, С. Ф. Ольденбург, А. Н. Тихонов. Москва; Петербург: Всемирная литература, 1924. 212 с.

[1923]

«Классики Востока» (Б. Владимирцов) // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга вторая. М.; Пб.: Всемирная литература, 1923. С. 137—141.

Рассказ о волшебстве. Сказка / Перевод с монгольского Б. Владимирцова // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга вторая. М.; Пб.: Всемирная литература, 1923. С. 55—57.

Владимирцов Б. [Рец.:] Монголия и Амдо и мертвый город Хара-хото // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга третья. М.; Пб.: Всемирная литература, 1923. С. 171—175.

Владимирцов Б. [Рец.:] Thе Folk-Literature of Bengal // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга третья. М.; Пб.: Всемирная литература, 1923. С. 187—188.

Владимирцов Б. Тибетские театральные представления // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга третья. М.; Пб.: Всемирная литература, 1923. С. 97—107.

Библиография // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга вторая. М.; Пб.: Всемирная литература, 1923. С. 141—161.

Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга третья / Редакционная коллегия: В. М. Алексеев, Б. Я. Владимирцов, И. Ю. Крачковский, С. Ф. Ольденбург, А. Н. Тихонов. Москва; Петербург: Всемирная литература, 1923. 212 с.

Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга вторая / Редакционная коллегия: В. М. Алексеев, Б. Я. Владимирцов, И. Ю. Крачковский, С. Ф. Ольденбург, А. Н. Тихонов. Москва; Петербург: Всемирная литература, 1923. 168 с.

[1922]

Из лирики Миларайбы — два стихотворения, в переводе и со вступит. статьей проф. Б. Владимирцова // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга первая. Петербург: Всемирная литература, 1922. С. 45—47.

Востоковедение // Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга первая. Петербург: Всемирная литература, 1922. С. 106—112.

Восток. Журнал литературы, науки и искусства. Книга первая / Редакционная коллегия: В. М. Алексеев, Б. Я. Владимирцов, И. Ю. Крачковский, С. Ф. Ольденбург, А. Н. Тихонов. Петербург: Всемирная литература, 1922. 128 с.

[1920]

Владимирцов Б. Я. Монгольский фонд // Азиатский Музей Российской Академии Наук. 1818—1918. Краткая памятка. Петербург: Российская государственная академическая типография, 1920. С. 77—86.

Владимирцов Б. Я. Тибетский фонд // Азиатский Музей Российской Академии Наук. 1818—1918. Краткая памятка. Петербург: Российская государственная академическая типография, 1920. С. 74—76.


На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций6711
Монографий1272
Статей5372
Случайная новость: Объявления
Предлагаем вашему вниманию список новых поступлений в Библиотеку ИВР РАН на 13 апреля 2018 г.
Подробнее...


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type