Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
История тибетологии в ИВР РАН Версия для печати Отправить на E-mail

Тибетология в ИВР РАН

Тибетология — одна из старейших дисциплин русской науки. Она прошла путь, богатый замечательными исследованиями языка, истории, философии, религиозных верований страны гор и снегов. Начиная с XVII в. российской дипломатии приходилось вступать в контакты с Монголией, на территории России проживали многочисленные народы и племена, связанные культурой и религиозными верованиями с Тибетом. В России, раньше, чем в Европе, возникла потребность в изучении тибетского языка. Достаточно вспомнить такие имена, как академик Г.Ф.Миллер, который в 1747 г. опубликовал перевод на латынь и копию тибетской рукописи, найденной в развалинах буддийского монастыря Аблайн-Хита (на Иртыше), или академика П.С.Палласа, оставившего труд, посвященный описанию бурят, монголов и тибетцев, — материалов собранных им во время путешествия к селенгинским бурятам в 70-х гг. ХVIII в.. В корпус этих материалов он включил составленное переводчиком Академии Наук Еригом изложение отрывков из тибетского апокрифа “Маникабум”.

Научное изучение тибетского языка в Академии Наук началось с академика Я.И.Шмидта (1779-1847), автора грамматики тибетского языка и первого тибетско-русского словаря, вышедших всего на несколько лет позже работ А. Чома Кёрёши (мы не принимаем во внимание работы католических миссионеров, составленные ими для себя, в качестве практических пособий).

К моменту основания Института востоковедения в Ленинграде, созданного в 1930 г. на базе Азиатского Музея, Академия Наук обладала целой плеядой блистательных ученых, индологов и тибетологов одновременно. С самого начала в Институте научные исследования по этим отраслям востоковедения были сосредоточены в Индо-тибетском Кабинете. Заведовал Кабинетом акад. Ф.И.Щербатской, его сотрудниками были: А.И.Востриков, Б.В.Семичов, Е.Е.Обермиллер. По совместительству в работах Кабинета принимал участие акад. С.Ф.Ольденбург. В 1936 г. в Кабинете начала работать Н.П.Ярославцева (Вострикова), с 1937 г. — Е.Н.Козеровская и М.И.Тубянский. Кабинет имел грандиозные научные планы, рассчитанные на много лет. Сотрудники Кабинета ежегодно могли выезжать в командировки и экспедиции в Бурятию — тогда Бурятскую АССР. Помимо общения с местными ламами, знатоками тибетского языка, буддийских текстов и тибетской литературы, сотрудники Кабинета собирали рукописи и ксилографы на тибетском языке, которые они привозили в Ленинград, в хранилище рукописей. Рукописное собрание Института востоковедения росло, одной из важных задач для сотрудников Кабинета было его описание и изучение.

Основные работы в Кабинете выполнялись совместно. В план входили исследования по следующим шести направлениям:

  • Составление грамматики тибетского языка в 2-х томах: над грамматикой литературного языка работал Ф.И.Щербатской, грамматикой разговорного языка занимался А.И.Востриков. Щербатской завершил свою часть только к 1941 г., она была сдана в издательство и даже набрана. Война помешала изданию этого труда. Уже после войны корректуру грамматики нашли в одном из издательств в Москве, однако ее дальнейшая судьба неизвестна.
  • Другим важным направлением было изучение истории тибетской литературы. В 1936-37 гг. А.И.Востриков закончил работу над описанием тибетской исторической литературы, книга была сдана в издательство и набрана. По чудом сохранившейся корректуре ее удалось опубликовать только в 1962 г.
  • Весь коллектив Кабинета вел роспись тибетских текстов для составления тибетско-русского словаря. Его картотеки сохранились в тибетском фонде СПбФ ИВ РАН до настоящего времени, но никогда не были использованы. Составлялась также библиография исследований по Тибету.
  • Б.В.Семичов совместно с Ботаническим музеем вел работу по теме “Изучение естественных наук, медицины и фармакологии”. Он описал 250 лекарственных растений, применяемых в Тибете, и совместно с А.Ф.Гаммерманом опубликовал в Сибирском сборнике Ботанического сада АН “Описание коллекции тибетских лекарственных продуктов главного Ботанического сада АН” (1936).
  • Наконец, все сотрудники Кабинета работали над изучением буддийских философских текстов. Исследования Ф.И.Щербатского и Е.Е.Обермиллера, опубликованные в 30-х гг., завоевали всемирное признание и до сих пор остаются в центре внимания всех буддологов. Это прежде всего переводы и исследования тибетских текстов Дигнаки и Дхармакирти по буддийской логике, изданные Ф.И.Щербатским, и исследования Абхисамаяламкары, осуществленные и изданные Е.Е.Обермиллером. Труды сотрудников Кабинета публиковались в серии “Библиотека буддхика” — “Собрании оригинальных и переводных буддийских текстов”, которое еще в 1897 г. начал издавать С.Ф.Ольденбург.
  • Еще в 1930 г. сотрудники Кабинета С.Ф.Ольденбург, Б.В.Семичов, Е.Е Обермиллер под руководством Щербатского начали работу по переводу с санскрита индийского трактата “Артхашастра”. Перевод был опубликован только в 1959 г.

К 1936 г. Индо-тибетский кабинет значительно расширился за счет новых сотрудников, главным образом, индологов, специалистов по новоиндийским языкам и литературе. Количество тибетологов в Кабинете прибавлялось крайне медленно. Фронт коллективных работ изменился, поэтому администрация Института приняла решение разделить Кабинет на два — Новоиндийский и Тибетский. Тибетским кабинетом начал руководить А.И.Востриков.

С блеском начавшаяся работа Тибетского Кабинета в середине 1937 г. прервалась и практически прекратилась. Сталинские репрессии нанесли Институту востоковедения колоссальный урон. К 1938 г. в Тибетском Кабинете остались только два сотрудника — Ф.И.Щербатской и Е.Н.Козеровская. Беда была непоправимой, тибетологии так и не удалось оправиться на долгие годы.

Возрождения тибетологии так и не произошло до настоящего времени. После смерти Ф.И.Щербатского (1943) не осталось специалистов, которые могли бы возглавить тибетологические штудии. После возвращения Института из эвакуации Тибетский Кабинет как таковой перестал существовать В 1946 г. в Институт был принят К.М.Черемисов, монголист по образованию, который еще до войны учился тибетскому языку у Щербатского и Вострикова. Военные годы К.М.Черемисов провел в Улан-Уде, где написал ряд исследований по грамматике бурятского языка и составил Бурятско-русский словарь. В Институте в его плане стояло описание тибетских рукописей и ксилографов, но эта работа продвигалась крайне медленно. В мае 1948 г. в Институте появился крупный знаток китайского, монгольского и тибетского языка Б.И.Панкратов. Он был назначен ученым секретарем Рукописного отдела, однако в описании тибетских рукописей участия не принимал. Как консультант и учитель Б.И.Панкратов подготовил для Института ряд молодых специалистов, которые приступили к работе позднее.
В 1950 г. произошла реорганизация Института востоковедения. Большая часть сотрудников и библиотеки была переведена в Москву. В Ленинграде остался только Сектор восточных рукописей Института востоковедения и все рукописные коллекции. К.М.Черемисов, который в 1956 г. переехал в Москву, еще в годы работы в Ленинграде успел подготовить будущего сотрудника Сектора восточных рукописей В.С.Воробьева-Десятовского (1928-1956). Воробьев-Десятовский был принят в Сектор в 1951 г. За свою короткую жизнь он успел описать центральноазиатскую коллекцию рукописей, собранных еще в конце XIX - начале ХХ вв. русским консулом в Кашгаре (Восточный Туркестан) Н.Ф.Петровским. В состав коллекции, помимо рукописей и фрагментов рукописей на санскрите, хотаносакском и тохарском языках, входили также тибетские рукописи. Воробьев-Десятовский опубликовал также описание коллекции тибетских документов на дереве из района озера Лоб-нор, собранную С.Е.Маловым, и издал два документа из этой коллекции. Остальные документы до сих пор продолжают оставаться неизданными.

В 1956 г. работу по обработке тибетских рукописей и ксилографов начали М.И.Воробьева-Десятовская и аспирант Е.И.Кычанов, принятые в Сектор восточных рукописей в 1956 г. Консультировал эту работу Б.И.Панкратов. Однако к этому времени коллекция безмерно возросла за счет тибетских ксилографов, принятых из Института религии и атеизма АН СССР. Ту незначительную часть фонда, которую удалось разобрать и разложить, пришлось смешать с неразобранными рукописями в связи со срочным перемещением тибетского фонда в 1960 г. в тесное помещение, где всякая работа с рукописями на время стала невозможной. Это помещение (две небольшие комнаты на самом верхнем этаже) продолжает оставаться главным хранилищем тибетских рукописей вплоть до настоящего времени. В 1962 г. в них соорудили стеллажи, но площадь эта показалась столь мала, что ксилографы пришлось разместить по шкафам и хорам других помещений (впрочем, ныне вся коллекция размещена в указанных 2 комнатах). Размещением ксилографов и выделением той части фонда, которая была заинвентаризирована и разобрана в 30-е годы, занимались М.И.Воробьева-Десятовская и выпускники Восточного факультета ЛГУ Л.С.Савицкий и Г.А.Маковкина, зачисленные в штат Института — теперь уже в его Ленинградское отделение — в 1960 г. В 1965 г. Г.А.Маковкина вынуждена была уйти из Института в связи с неизлечимой болезнью. Ее место в 1967 г. заняла Е.Д.Огнева, тоже выпускница Восточного факультета ЛГУ. Хотелось бы отметить, что преподавательскую работу в ЛГУ в эти годы вел ученик В.С.Воробьева-Десятовского и Б.И.Панкратова Б.И.Кузнецов (1934-1970).

В 1957-1960 гг. аспирантуру ЛО ИВ закончил китаист, ученик Б.И.Панкратова А.С.Мартынов. Его работа не была связана с фондом тибетских рукописей. Историк по образованию, он начал заниматься изучением политического статуса Тибета в XVIII - XIX вв., историей Китая в годы маньчжурского владычества, буддизмом и конфуцианством в Китае. В настоящее время А.С.Мартынов возглавляет Дальневосточный Сектор СПбФ ИВ РАН. Крупнейший в России специалист по конфуцианству, он пользуется заслуженным авторитетом в Китае и за рубежом.

В 1970 г. М.И.Воробьева-Десятовская, Л.С.Савицкий и Е.Д.Огнева начали сплошную инвентаризацию тибетского рукописного фонда. Работа продолжалась в течение 3-х лет. За этот период в инвентарные книги были записаны 18 тыс. рукописей и ксилографов. С 1974 г. Л.С.Савицкий остался один хранителем фонда тибетских ксилографов, он же завершал инвентаризацию. Е.Д.Огнева покинула Институт востоковедения, Воробьева-Десятовская перешла в Индийский сектор Ленинградского отделения ИВ.

В 1981 г. в аспирантуру Сектора тюркологии и монголистики ЛО ИВ АН СССР поступил монголист, выпускник Восточного факультета ЛГУ В.Л.Успенский. Одновременно Успенский овладел тибетским языком и познакомился с коллекцией рукописей и ксилографов СПбФ ИВ РАН. Его интересы широки и разносторонни. Из чисто тибетоведческих работ Успенского следует отметить изучение так называемого “Видения” 5-го Далай-ламы. Сохранившаяся в собрании СПбФ ИВ рукопись этого сочинения богато иллюстрирована, что позволило Успенскому подготовить красочный CD-ROM c комментариями на английском языке. Владея тибетскими, монгольскими, китайскими и маньчжурскими источниками, Успенский защитил докторскую диссертацию по истории тибетского буддизма в Китае в маньчжурский период. Диссертация подготовлена к печати. Занимался Успенский и древнейшими монгольскими рукописями из Хара-Хото, входящими в состав рукописного собрания СПбФ ИВ.

В 1982 г. в штат Библиотеки Ленинградского Отделения Института востоковедения РАН была принята Р.Н.Крапивина, которая переехала в Ленинград из Улан-Удэ. В том же году она перешла на работу в Отделение, и с 1984 г. работает сначала в Китайском кабинете, а затем в Дальневосточном секторе. Свою кандидатскую диссертацию Крапивина защитила по истории буддизма в Тибете и опубликовала перевод на русский язык двух сочинений сакьяских лам, посвященных этому вопросу, в дальнейшем она обратилась также к изучению разговорного тибетского языка. В 90-х гг. она целый год прожила в Непале и приехала обогащенная новыми знаниями: помимо разговорного тибетского языка, она занималась тибетской палеографией и чтением тибетских текстов с местными ламами. После открытия в Ленинграде буддийского храма Крапивина сотрудничала с буддийским духовенством, более десяти лет являлась личным переводчиком тибетского учителя геше-лхарампы Чжамьян Кьенце, читавшего в Санкт-Петербурге лекции по буддийской философии. В 2005 г. выпустила первую книгу этих лекций, посвященную буддийской теории познания.

В 1992 г. в Филиал обратился руководитель так называемого Asian Classics Input Project Майкл Роуч с предложением составить компьютерный каталог наших тибетских рукописей и ксилографов с помощью тибетских монахов из монастыря Сэра-Мэй (Бангалор, Индия). Филиал дал согласие на участие в этом проекте. Работа началась только в 1994 г. Три монаха — геше Туптен Пэлгье (Geshe Thubten Phelgye), Нгаван Кецун (Ngawang Kheatsun) и Джампа Намдол (Jampa Namdol) — под присмотром Л.С.Савицкого приступили к введению в компьютер описаний отдельных томов ксилографов по сложной схеме, состоящей из 21 пункта. Наиболее ценной частью этого описания стали колофоны, которые приводились полностью. Однако работа двигалась очень медленно. Монахи менялись, работа часто прерывалась. В результате беспорядочного введения в компьютер описания отдельных томов из собраний сочинений тибетских авторов и различного рода сборников за 10 лет (с 1995 по 2005 гг.)удалось создать только один диск на 100 тыс. сочинений. Л.С.Савицкий после тяжелой болезни в 2004 г. ушел на пенсию, и работу в тибетском фонде в течение 2005 г. возглавлял В.Л.Успенский, который, однако, вскоре покинул эту должность: с ноября 2007 г. В.Л.Успенский работает на кафедре Монгольской филологии Восточного факультета СПбГУ. 

В последние годы интерес к Тибету в мире значительно возрос. Европейские ученые получили доступ к собраниям рукописей и документов Лхасы. Появилось большое количество ценных изданий. Безусловно, коллекция тибетских рукописей и ксилографов (более 20 тыс. единиц хранения) заслуживает того, чтобы ее ввели в науку. Вся надежда на молодые кадры, выпускников Восточного факультета СПбГУ В 2002 г. один из молодых тибетологов, А.В.Зорин, поступил в аспирантуру Санкт-Петербургского Филиала, успешно ее закончил и с декабря 2005 г. начал работать в Секторе Дальнего Востока. На этот раз к нам пришел чистый филолог, который занимается тибетской буддийской поэзией. Его диссертация, посвященная жанру тибетских буддийских гимнов, тесно смыкается с индийским материалом, в частности, с санскритскими стотрами. Зорин интересуется и художественным переводом. В декабрьском номере журнала «Звезда» за 2005 г. опубликован его стихотворный перевод так называемых «любовных песен» 6-го Далай-ламы. Этот перевод лег в основу книги, вышедшей в Москве в 2007 г. Также А.В. Зорин переиздал классический тибетологический труд А.И.Вострикова «Тибетская историческая литература». В данный момент готовится к изданию новая книга А.В.Зорина - «Гимны Таре».

С 2006 г. А.В.Зорин стал хранителем тибетского фонда и сразу занялся его реорганизацией (в 2007 г. к нему присоединилась С.С.Сабрукова), включая новую сплошную инвентаризацию фонда и создание научного каталога. Одновременно было решено позволить ACIP завершить проект электронной каталогизации, что было осуществлено Нгаван Кецуном, закончившим свою работу в марте 2008 г. Итогом многолетнего проекта стала элетронная база данных (во многом небезупречная, но и небесполезная) значительной части хранящихся в ИВР РАН тибетских текстов.

д.и.н. М.И.Воробьева-Десятовская
январь 2006 г.
(дополнено к.ф.н. А.В.Зориным в сентябре 2008 г.)


На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций6409
Монографий1250
Статей5093


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type