Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
Отзыв А.А.Хисматулина на диссертацию И.В.Ивановой Версия для печати Отправить на E-mail
05.12.2013

Отзыв
официального оппонента на диссертацию
ИРИНЫ ВЛАДИМИРОВНЫ ИВАНОВОЙ
на соискание учёной степени кандидата философских наук
(по специальности 09.00.03 — история философии) по теме:
ФИЛОСОФСКИЕ ИДЕИ В СУФИЙСКОМ УЧЕНИИ АЛ-ДЖУНАЙДА АЛ-БАГДАДИ

Глубокоуважаемый Председатель и члены Учёного совета!

Обсуждаемая сегодня диссертация в целом производит благоприятное впечатление прежде всего своей ясной структурой и подходом к заявленной теме. Суть работы достаточно внятно была изложена как в автореферате, так и во вступительном слове диссертантки, а также в уже прозвучавших здесь отзывах. Поэтому пересказывать её ещё раз, думаю, будет излишним. Скажу заранее, что, по всем формальным критериям, как диссертационная работа, так и автореферат по ней, в общем и целом, отвечают требованиям, предъявляемым к подобного рода исследованиям.

Выполняя своё, так сказать, «этимологическое» предназначение оппонента (букв.: ‘противника’, ‘соперника’, ‘оппозиционера’), я не буду здесь говорить о достоинствах представленной работы, а остановлюсь на некоторых, быть может, второстепенных недостатках и упущениях, которые не придают ей столь необходимого в таких случаях блеска и изящества.

I. В первую очередь речь идёт о качестве русского языка. В отдельных местах диссертации, по-видимому, тех, которые не прошли апробацию и стороннее редактирование в опубликованных диссертанткой статьях, бросается в глаза элементарная невычитанность текста. Невнимательность и небрежное отношение к нему доходят до того, что иной раз создаётся впечатление, что русский язык не является для автора родным. Чтобы не быть голословным, приведу лишь ряд характерных примеров:

Автореферат

БИОГРАФИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ КАЖДОЙ ИЗ МОНОГРАФИЙ В РАВНОЙ СТЕПЕНИ ПОЛНА И ПОДРОБНА, НАЧИНАЯ С ВОССОЗДАНИЯ КУЛЬТУРНО-ИСТОРИЧЕСКОЙ АТМОСФЕРЫ И ЗАВЕРШАЯ ХАРАКТЕРИСТИКОЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ АЛ-ДЖУНАЙДА... (С. 6).

ОБРАЩАЯСЬ К КЛЮЧЕВОЙ ДЛЯ АЛ-ДЖУНАЙДА ИДЕЕ «ИЗБРАННОСТИ», СЛЕДУЕТ ОТМЕТИТЬ, ЧТО В «КИТАБ АЛ-МИСАК», КАК И ВО ВСЕМ ТВОРЧЕСТВЕ, ОНА ЯВЛЯЕТСЯ ОДНОЙ ИЗ КЛЮЧЕВЫХ (С. 14).

Диссертация

В СИСТЕМЕ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ ИДЕЙ АЛ-ДЖУНАЙДА АЛ-БАГДАДИ, В НЕЙ МОЖНО ВЫДЕЛИТЬ ЧЕТЫРЕ ОСНОВНЫХ АСПЕКТА :.. (С. 52).

ЧТО КАСАЕТСЯ ВЛИЯНИЯ ИДЕЙ АЛ-ДЖУНАЙДА НА НИХ НЕОПЛАТОНИЗМА, ТО... (С. 60).

СОГЛАСНО НЕОПЛАТОНИЗМУ, ТЕЛО СМЕРТНО, ВРЕМЕННО, ОН САМО ПО СЕБЕ НЕ СТРЕМИТСЯ НИ К КРАСОТЕ, НИ К ДОБРУ... (С. 62).

В ОБОИХ ЭТИХ УЧЕНИЙ, ТЕМ БОЛЬШЕ ДУША ОЧИЩАЕТ СЕБЯ ОТ ВРЕМЕННЫХ СТРАСТЕЙ, ЖЕЛАНИЙ, ТЕМ БОЛЕЕ ГАРМОНИЧНЫМ ОНА СТАНОВИТСЯ С ДОБРОМ (С. 63).

СУЩЕСТВУЕТ МНОЖЕСТВО РАЗЛИЧНЫХ — ЭТО МАТЕРИАЛЬНЫЙ МИР (С. 66).

ДЛЯ АЛ-ДЖУНАЙДА ЖЕ, ХОТЯ ОН ТАКЖЕ ИСПОЛЬЗУЕТ ТЕРМИН РАЗДЕЛЕНИЯ, НИСХОЖДЕНИЕ ДУШИ ЗЕМНОЙ МИР, ЭТОМУ ПРИЧИНОЙ НЕ ВОЛЕВОЙ АКТ САМОЙ ДУШИ, НО ТОЛЬКО АКТ БОГА (С. 67).

В ДАННОМ СЛУЧАЕ ИСПОЛЬЗУЕТСЯ ТЕРМИН «ДУХ» («РУХ»), ПРЕДПОЛАГАЯ ОПРЕДЕЛЕННОЕ ПРЕВОСХОДСТВО «ДУХА» («РУХ») ОТ «ДУШИ» («НАФС») (С. 88).

ОБРАЩАЯСЬ К ТЕКСТОЛОГИЧЕСКОМУ «КНИГИ БОЖЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА» И «КНИГИ ФАНА», СЛЕДУЕТ ОТМЕТИТЬ, ... (С. 90).

II. Во-вторых, говоря о содержательной стороне работы, следует отметить, что кое-где логические построения диссертантки представляются сомнительными или не вполне доказанными. Так, рассуждая об акте Божественного сотворения мира, автор диссертации, судя по приведённой формулировке, выделяет суфизм как самостоятельное явление, сформировавшееся вне исламского вероучения.

ПЕРВАЯ ПОЗИЦИЯ ТВОРЕНИЯ ПО ВОЛЕ БОГА ИЗ НИЧЕГО СВОЙСТВЕННА ВСЕМ МОНОТЕИСТИЧЕСКИМ РЕЛИГИЯМ: ХРИСТИАНСТВУ, ИУДАИЗМУ И ИСЛАМУ, И ОНА, ВЕРОЯТНО, ВПЕРВЫЕ БЫЛА СФОРМУЛИРОВАНА В ВЕТХОМ ЗАВЕТЕ. СУФИЗМ, РАВНО КАК И НЕОПЛАТОНИЗМ, В ЭТОМ ОБРАЗЕ СОТВОРЕНИЯ МИРА БЛИЗОК СКОРЕЕ К ПАНТЕИЗМУ (С. 63).

Справедливо утверждая, что влияние неоплатонизма на мировоззрение ал-Джунайда доказать практически невозможно, что их истоки различны (в неоплатонизме это — философская парадигма, у ал-Джунайда это — текст Корана) и что в данном сравнении это — два самостоятельных и разделённых во времени явления, автор тут же предполагает обратное, говоря о том, что влияние неоплатонизма всё-таки было.

ФУНДАМЕНТАЛЬНОЕ РАЗЛИЧИЕ ВО ВЗГЛЯДАХ АЛ-ДЖУНАЙДА И ПЛОТИНА ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В ТОМ, ЧТО СВЯЩЕННЫЙ ТЕКСТ КОРАНА ЯВЛЯЕТСЯ ОПРЕДЕЛЯЮЩИМ ДЛЯ СУФИЙСКОЙ ТРАДИЦИИ, ПРЕДСТАВЛЕННОЙ АЛ-ДЖУНАЙДОМ, В ТО ВРЕМЯ КАК ДЛЯ ПЛОТИНА ФИЛОСОФСКАЯ ПАРАДИГМА ЯВЛЯЕТСЯ ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЙ.

ИДЕЯ БОГА АЛ-ДЖУНАЙДА НЕ ПРОЯВЛЯЕТ НИКАКОГО ВЛИЯНИЯ НА НЕЕ НИ ГРЕКОВ, НИ КОГО БЫ ТО НИ БЫЛО.

В ПОНИМАНИИ ДАННОГО ФУНДАМЕНТАЛЬНОГО РАЗЛИЧИЯ СТАНОВИТСЯ БОЛЕЕ ОЧЕВИДНЫМ, ЧТО В ВИДЕНИИ ДУШИ И МИСТИЧЕСКОГО ПУТИ ВЛИЯНИЕ ПЛОТИНА ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ИМЕЛО МЕСТО (С. 70).

Отдельные предположения автора, на мой взгляд, выглядят абсолютно бездоказательными, основанными на субъективном представлении об алгоритме написания мусульманскими мистиками своих сочинений вообще, и ал-Джунайдом, в частности. Автор ступила на очень зыбкую почву в попытке объяснения механизма творчества, предположив, что своеобразие текстов ал-Джунайда обусловлено пережитой им экзальтацией, а это, в свою очередь, даёт основание сравнивать его тексты с Кораном.

В ТАКОМ СЛУЧАЕ СУФИЙСКОЕ «СОЧИНЕНИЕ», В ДАННОМ СЛУЧАЕ «КНИГИ» АЛ-ДЖУНАЙДА, ЕСЛИ ОНИ НАПИСАНЫ В МОМЕНТ ИЛИ СРАЗУ ПОСЛЕ ЭКЗАЛЬТАЦИИ, НЕ УСТУПАЮТ ПОДОБНЫМ СУРАМ В СВОЕОБРАЗИИ ПОСТРОЕНИЯ ПОВЕСТВОВАНИЯ И ЕГО ОСОБОЙ ВНУТРЕННЕЙ ЛОГИКЕ, СВОЙСТВЕННЫМ БОГОВДОХНОВЕННЫМ ТЕКСТАМ. <…> РАБОТЫ АЛ-ДЖУНАЙДА, ПОДОБНО КОРАНУ, ЯВЛЯЮТСЯ СЛОВОМ БОГА, ОБРАЩЕННЫМ К АДЕПТУ, А ЧЕРЕЗ НЕГО — К ПОСЛЕДОВАТЕЛЯМ (АВТОРЕФЕРАТ, С. 15, ДИССЕРТАЦИЯ, С. 91).

Во-первых, это предположение ничем не подкреплено. Нет никаких письменных свидетельств, указывающих на то, что перед написанием своих сочинений ал-Джунайд входил в транс или подобные состояния, а уж потом описывал свой мистический опыт. Поэтому сравнение его текстов с Кораном выглядит неубедительным.

Во-вторых, всё «учение о трезвости» ал-Джунайда как раз подтверждает обратное — духовная связь с Богом должна быть осознаваемой, т.е. суфийский шайх может и должен передавать духовный опыт, в том числе через свои сочинения, находясь для стороннего наблюдателя в обычном состоянии сознания без всяких трансов и экзальтаций.

В-третьих, о своеобразии текстов ал-Джунайда можно было бы судить только по результатам текстологического и стилистического анализа его текстов в сравнении с текстами суфийских авторов своего времени. Лишь тогда можно говорить о том, что его своеобразие не повторяло своеобразие литературной традиции, которая была свойственна написанию суфийских сочинений в ту эпоху. Такой анализ, требуя привлечения и сопоставления значительного числа текстов современников ал-Джунайда, вывел бы работу за рамки темы исследования. Однако без такого анализа следующее предположение автора о том, что большинству суфийских сочинений присуще упоминание конкретных исторических фактов, также представляется голословным, а весь отрывок — логически невыдержанным.

В ОТЛИЧИЕ ОТ КОРАНИЧЕСКОГО ТЕКСТА, ПОДВЕРГАВШЕГОСЯ РЕДАКЦИИ И ТЩАТЕЛЬНОМУ ИЗУЧЕНИЮ НА ПРОТЯЖЕНИИ МНОГИХ ВЕКОВ, В РАБОТАХ АЛ-ДЖУНАЙДА СЛОЖНО ОБОЗНАЧИТЬ И ПРОСЛЕДИТЬ ЭВОЛЮЦИЮ ИДЕЙ И ДАЖЕ ПРИМЕРНО ОТМЕТИТЬ ХРОНОЛОГИЧЕСКИЕ РАМКИ. СОЧИНЕНИЯ НЕ СОДЕРЖАТ В СЕБЕ УПОМИНАНИЙ ИСТОРИЧЕСКИХ ФАКТОВ, — ЧТО В БОЛЬШЕЙ СТЕПЕНИ НЕ СВОЙСТВЕННО СУФИЙСКИМ ТЕКСТАМ (C. 92).

Этот же отрывок скопирован и в автореферат (С. 15). Иными словами, сравнивается редактирование Корана «на протяжении многих веков» (что неверно в корне) с эволюцией идей ал-Джунайда и хронологическими рамками. Следует заметить, что для суфийских текстов упоминание конкретных исторических событий и фактов имеет только опосредованное значение, поскольку эти тексты целиком и полностью сконцентрированы на передаче внутреннего духовного опыта, его осмыслении и вербальном выражении. Поэтому многим суфийским сочинениям как раз свойственно не иметь привязки к историческим фактам.

III. Что касается «Божественного договора», или Завета, — основной темы исследования, то мне представляется не вполне правомерным именовать теорией истолкование ал-Джунайдом коранического представления о договоре Бога с людьми. Автор диссертации периодически упускает из виду, что в случае с ал-Джунайдом речь идёт, прежде всего, о религиозной философии, основанной на вере, которая в свою очередь подкреплена не только Кораном, хадисами и тафсирами, но и личным духовным опытом. Иными словами, ал-Джунайд не теоретизирует, рассуждая на тему о договоре Бога с людьми, а он верит в это, что подтверждается общим ходом диссертационного исследования. На мой взгляд, так называемая теория ал-Джунайда — это не более чем осмысленное в суфийском духе истолкование коранических айатов, описывающих этот договор. Поэтому едва ли корректно называть такой та’вил теорией.

Кроме того, автор диссертации, не единожды упоминая идею избранности/избранничества применительно к этому договору в интерпретации ал-Джунайда, то и дело экстраполирует её на всех людей, упуская из виду, что эта идея в его варианте касается только избранных, т.е. пророков и святых.

ОДНИМ ИЗ КЛЮЧЕВЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ИЗУЧЕНИЯ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКОЙ ТЕОРИИ АЛ-ДЖУНАЙДА СТАЛА СИСТЕМАТИЗАЦИЯ КАТЕГОРИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО БЫТИЯ, А ИМЕННО, ВЫЯВЛЕНЫ ДВА ВИДА И ТРИ ЕГО СТАДИИ. ВСЕ ОНИ ПРЕДСТАВЛЕНЫ АЛ-ДЖУНАЙДОМ В «КНИГЕ БОЖЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА» (АВТОРЕФЕРАТ, С. 17)

В «КНИГЕ БОЖЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА» СООБЩАЕТСЯ О ТРЕХ СТАДИЯХ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ: НАЧАЛЬНАЯ СТАДИЯ — ПРЕБЫВАНИЕ В БОГЕ, В ПРЕДВЕЧНОМ БЫТИИ; ВТОРАЯ — ПРОМЕЖУТОЧНАЯ СТАДИЯ, ЗЕМНОЕ БЫТИЕ; ТРЕТЬЯ — ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ, ОНА ЖЕ НАЧАЛЬНАЯ — ВОЗВРАЩЕНИЕ К БОГУ В СОСТОЯНИЕ ПРЕДВЕЧНОГО БЫТИЯ (ДИССЕРТАЦИЯ, С. 87).

Смысл Завета Бога в понимании ал-Джунайда достаточно прозрачный: судьба избранных Богом пророков и святых предопределена в предвечности и изменению не подлежит — они должны в определённый момент прийти от Бога к людям со своей миссией и, завершив свою миссию, вернуться к Богу в строго определённый момент. Иными словами, они не принадлежат самим себе. Позволю себе предложить такое сравнение: они — это верные солдаты Бога, согласившиеся в своё время выполнить Его приказ, тем самым отказавшись от свободы выбора. В этом, по ал-Джунайду, суть договора с избранными, его текст посвящён только им. Поэтому экстраполировать его на судьбы всех людей и определять в стадиях существования или бытия всего человечества было бы неправильно.

IV. Выводы диссертации, которые в целом отвечают поставленным целям и задачам исследования, могли бы быть сведены к двум лаконичным фразам: не было никакого влияния неоплатонизма на религиозные представления ал-Джунайда; его эсхатологические представления не выходят за рамки общеисламских. Вероятно, очевидность такого финала исследования подвела диссертантку к мысли выразить эти выводы дважды с едва заметным перефразированием:

2. СРАВНИТЕЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ТЕОРИИ ПЛОТИНА В ПРИЗМЕ ИДЕЙ АЛ-ДЖУНАЙДА ОПРОВЕРГ СТЕРЕОТИПНОЕ ВОСПРИЯТИЕ ПОСЛЕДНЕЙ КАК НЕКОЕГО ИТОГА ВЛИЯНИЯ СОВОКУПНОСТИ РАЗЛИЧНЫХ НЕИСЛАМСКИХ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ ТЕЧЕНИЙ.

4. В РЕЗУЛЬТАТЕ СРАВНИТЕЛЬНОГО АНАЛИЗА СИСТЕМЫ ИДЕЙ ПЛОТИНА В ПРИЗМЕ ЕЕ ВЛИЯНИЯ НА ВЗГЛЯДЫ АЛ-ДЖУНАЙДА БЫЛО УСТАНОВЛЕНО, ЧТО НЕСМОТРЯ НА НЕОСПОРИМЫЕ СХОДСТВА В ВОСПРИЯТИИ МИСТИЧЕСКОГО ОПЫТА В ЦЕЛОМ, ОСНОВОПОЛАГАЮЩАЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ФИЛОСОФИИ АЛ-ДЖУНАЙДА КОНЦЕПЦИЯ БОГА НЕ ИСПЫТАЛА НА СЕБЕ ВЛИЯНИЯ НЕОПЛАТОНИЗМА, РАВНО КАК И ДРУГИХ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ УЧЕНИЙ. ВИДЕНИЕ БОГА АБСОЛЮТНО СООТВЕТСТВУЕТ ВСЕМ КАНОНАМ ИСЛАМА И ОБРАЗУ БОГА, ПРЕДСТАВЛЕННОМУ В КОРАНЕ. ЭТО НЕ ПОДРАЗУМЕВАЕТ ВЛИЯНИЯ НИ ГНОСТИКОВ, НИ НЕОПЛАТОНИКОВ, НИКАКИХ ИНЫХ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ ЯВЛЕНИЙ (С. 97).

Такой же «экономичный подход» к повторению сказанного ранее наблюдается и на страницах 86—87, которые практически дословно скопированы из текста диссертации в автореферат (С. 14—15).

V. Приложения. Вести речь о качестве перевода с арабского текстов ал-Джунайда, представленных в Приложении, можно только при наличии сопутствующих оригиналов. А их в диссертации нет. Тем не менее, крайне заметна разница в оформлении перевода первого текста (Китаб ал-мисак) в сравнении с последующими. В них отсутствуют оригинальные слова и термины, приводимые в скобках в первом тексте и служащие подспорьем для читателя пусть даже в латинской транслитерации, хотя в основном тексте предпочтение было отдано транслитерации в кириллице. Можно только гадать, чем вызвано такое отличие в подходах к оформлению перевода и транслитерации в рамках одной работы. Автором диссертации оно нигде не объясняется.

В начале текста диссертации автор пообещала дать перевод «Молитв» ал-Джунайда (цитата в авторском синтаксисе и пунктуации):

В ХОДЕ НАСТОЯЩЕГО ИССЛЕДОВАНИЯ АВТОР ОСНОВЫВАЛСЯ НА ПРОИЗВЕДЕНИЯХ САМОГО АЛ-ДЖУНАЙДА, — «КНИГА БОЖЕСТВЕННОГО ДОГОВОРА», «ПИСЬМА», «ОТРЫВКИ», «МОЛИТВЫ», ВПЕРВЫЕ ПРЕДСТАВЛЕННЫХ НА РУССКОМ ЯЗЫКЕ (С. 10).

Увы, в Приложении «Молитв» не оказалось.

VI. Транслитерация имён собственных и терминов не везде унифицирована. Где-то определённый арабский артикль выписан с мягким знаком, где-то без него. Где-то арабские имена собственные склоняются, где-то не склоняются.

А ИМЕННО, НАРЯДУ С ИМЕНАМИ, УПОМЯНУТЫМИ АБД АЛ-КАДИРОМ (СКЛОНЯЕТСЯ), СААД АЛ-ХАКИМ К ЧИСЛУ НАСТАВНИКОВ ОТНОСИТ ТАКЖЕ АБУ САУРА АЛ-КАЛБИ (СКЛОНЯЕТСЯ), АБУ ДЖАФАР АЛ-КАРАНБИ, ХАСАН АЛ-МУСУХИ (НЕ СКЛОНЯЮТСЯ) (АВТОРЕФЕРАТ, С. 6).

«ЧЕТВЕРТЫЙ ОТРЫВОК» БЫЛ ОПУБЛИКОВАН АБД АЛЬ-КАДИРОМ (ДИССЕРТАЦИЯ, С. 113, ПРИМЕЧ. 211 И ДАЛЕЕ).

.... С ОСОБОЙ ЯСНОСТЬЮ ВЫРАЖАЮЩЕЕ СУТЬ СОВЕРШЕННОГО, АБСОЛЮТНОГО БЫТИЯ ЧЕЛОВЕКА В ИДЕЕ АЛЬ-ДЖУНАЙДА (ДИССЕРТАЦИЯ, С. 116, ПРИМЕЧ. 215).

«РИСАЛАТ АЛ-МАКАСИБ ВА АЛЬ-ВАРА ВА АШ-ШУБУХАТ» (ДИССЕРТАЦИЯ, С. 46).

VII. Тот же разнобой, отсутствие унификации и небрежность прослеживаются и в оформлении справочно-библиографического аппарата. Нередко можно наблюдать «глухие ссылки», когда неискушённый читатель с удивлением узнаёт, что, оказывается, книги по данной тематике издаются иностранными исследователями на русском языке как в арабских странах, так и в США. При этом в предложенном автором переводе (без оригинального названия) найти их, разумеется, невозможно ни в одной библиотеке мира. К примеру:

КРИСТИН З. САНДЗ. «ЭКЗЕГЕТИЧЕСКАЯ СУФИЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ В КЛАССИЧЕСКОМ ИСЛАМЕ». НЬЮ ЙОРК, 2006 Г. (ДИСС., С. 79).

И там же в библиографии (цитирую в авторской версии):

САНДЗ З. СУФИЙСКАЯ ЭКЗЕГЕТИЧЕСКАЯ СУФИЙСКАЯ ТРАДИЦИЯ В КЛАССИЧЕСКОМ ИСЛАМЕ. НЬЮ ЙОРК, 2006 (С. 101).

Или:

АЛ-ХАКИМ С. ВЕНЕЦ ЗНАНИЯ: АЛ-ДЖУНАЙД АЛ-БАГДАДИ. КА-ИР, 2005 (АВТОРЕФЕРАТ, С. 5).

КАСИМ МАХМУД АББАС. АЛ-ХАЛЛАДЖ: ПОЛНОЕ СОБРАНИЕ СОЧИНЕНИЙ. БЕЙРУТ, 2002 (ДИССЕРТАЦИЯ, С. 90; В БИБЛИОГРАФИИ ПРЕДСТАВЛЕНО ПО-АРАБСКИ).

АЛ-ЗИНДАНИ А. ИБН А. МЕСТА СЛИВАНИЯ И РАЗЪЕДИНЕНИЯ МОРЕЙ ОПИСАННЫЕ В СВЯЩЕННОМ КОРАНЕ (С. 90; В БИБЛИОГРАФИИ ВООБЩЕ ОТСУТСТВУЕТ).

Кроме того, в справочно-библиографическом аппарате при ссылках на сетевые ресурсы нигде не указаны даты последнего обращения к сайтам. Если я не ошибаюсь, указание на даты последнего обращения входит в число требований, предъявляемых ВАК к оформлению диссертации.

Заключение

Несмотря на то что рассматриваемая диссертация представляет собой благодатное поле для критики, следует признать, что автор проделала самостоятельную и серьёзную работу по очень непростой теме исследования, касающейся начального периода эволюции суфизма. В научный оборот на русском языке автором были впервые введены арабские источники IX в., которые до сих пор лишь эпизодически попадали в поле зрения отечественных исследователей. Всегда сложнее делать что-то впервые, и первопроходцы отнюдь не застрахованы от неизбежных в таких случаях ошибок. Критиковать же и выискивать недостатки всегда легче, чем созидать.

Поэтому считаю возможным рассматривать диссертацию Ивановой Ирины Владимировны на тему «Филофосфские идеи в суфийском учении ал-Джунайда ал-Багдади»и автореферат по ней отвечающими всем формальным критериям, предъявляемым к подобного рода исследованиям, а её автора — заслуживающей присуждения искомой учёной степени кандидата философских наук по специальности 09.00.03 — история философии.

к. и. н., ст. н. с. Отдела Ближнего и Среднего Востока
Института восточных рукописей РАН
А. А. Хисматулин

11.06.2013

Последнее обновление ( 06.12.2013 )
« Пред.   След. »

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций9817
Монографий1511
Статей8136
p_mo_vol6_no3_2000.jpg


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type