Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
Заседание Ученого совета 24 июня 2013 г. Версия для печати Отправить на E-mail
01.08.2013

На заседании Ученого совета 24 июня 2013 г. был заслушан научный доклад c. н. с. ИВР РАН к. ф. н. Н. С. Яхонтовой «Опыт  археографического описания тибетских и монгольских рукописей из собрания ИВР РАН».

Предлагаем Вашему вниманию текст доклада.

Н. С. Яхонтова. Опыт  археографического описания тибетских и монгольских рукописей из собрания ИВР РАН

Доклад посвящен научно-технической работе, которую автор уже в течение нескольких лет проводит в Тибетском фонде, занимаясь разборкой десятков тысяч разрозненных листов, которые при первоначальной обработке Тибетского фонда были перевязаны в пачки (примерно от 100 до 500 листов в каждой), получили шифр РА и хранились в таком виде. В пачках были собраны как листы рукописей, так и ксилографов (ксилограф – это листы, отпечатанные с деревянных матриц), в основном среднего и малого формата; листами длинного формата занимались другие сотрудники. Листы в пачках были собраны вперемешку: рукописи и ксилографы, листы разного формата, иногда длинные листы оказывались сложенными среди маленьких и, наоборот, среди длинных листов оказывались небольшие.

Первый этап разборки был самым простым. В пачках нередко попадались небольшие целые тексты, иногда целые тексты удавалось с легкостью собрать при обработке «соседних» пачек. Остальные листы либо оставались одиночными, либо складывались в явно однородные фрагменты текстов.

На этом этапе разборки (кроме отделения целых текстов) все листы делились на группы по размеру (маленькие, средние и большие) и одновременно на рукописи и ксилографы. Несколько листов, явно составлявших один текст, скреплялись бумажной лентой, на которой указывались номера собранных листов, шифр РА и номер исходной пачки. Отдельно откладывались одиночные листы с соответствующими пометками.

На первом этапе «выход» целых текстов был самым большим и практически не требовавшим больших усилий. После отделения целых текстов остались первично разобранные части текстов и одиночные листы, но теперь речь шла уже не о десятках тысяч, а о тысячах листов.

Второй этап состоял в попытке дальнейшего складывания фрагментов в целые тексты. Первыми были разобраны тексты совсем малого размера (до 15 см длиной). Следующими сортировались ксилографы (до 23 см длиной) по параметру «наличие/отсутствие» маргинального названия (т.е. краткого названия сочинения на полях листов). Одновременно оказалось целесообразным откладывать ксилографы, напечатанные на бумаге, имеющей какие-либо характерные особенности: например, особую толщину или редкую фактуру. Были отобраны и рассортированы все тексты с маргинальными названиями. В результате соединилось внушительное количество разрозненных листов, составив еще нескольких десятков целых текстов, или дополнялись неполные тексты.

После этого остались сотни листов ксилографов без каких-либо специальных опознавательных знаков, напечатанные на практически одинаковой (в основном русской) бумаге. Кажется, что все листы ксилографов, которые печатались с одних и тех же досок, должны быть одинаковыми. Это рукопись — каждая индивидуальна «по определению», а ксилографы, будучи печатной продукцией, не индивидуальны. Но оказалось, что это не совсем так или даже чаще не так. Размер бумаги конкретного текста может отличаться на несколько миллиметров, углы листов могут быть чуть закругленными или острыми, края листов у одного текста могут быть обрезаны по-разному (чуть криво, или «лохмато», обычно только с какой-то одной стороны). Цвет (самые разные оттенки белого или желтого) и фактура бумаги одного текста отличается от другого, на ощупь даже одинаковая на вид бумага может быть чуть толще или тоньше, гладкой или шероховатой. Внешние края листов могут быть покрашены, и тут тоже могут быть разные оттенки желтого, красного или коричневого цвета. В самом тексте отдельные слова или фразы могут быть выделены синим или красным карандашом, тушью, могут быть сделаны рукописные пометки. (Один такой ксилограф с очень специфическими рукописными пометками собирается буквально по листику из разных пачек). В тексте могут быть пятна от какой-нибудь жидкости, проникшей сквозь несколько листов; ксилографы могут быть засалены или затерты по краям от долгого перелистывания, причем каждый текст засален по-своему. Даже «потрепан» каждый текст индивидуально.

Из всего вышесказанного следует один важный вывод — собрать части текста можно, но первостепенное значение имеет «человеческий фактор», то есть тексты надо разбирать «вручную», их надо видеть, внимательный глаз запоминает важные детали, по которым потом можно будет соединить разрозненные фрагменты. Работа эта очень кропотливая и требующая много времени. Глаз быстро «замыливается», необходимо делать паузы, но тем не менее работа постепенно движется, и когда одинокий лист перестает быть разрозненным и находит место в тексте — это большая радость, а если сочинение становиться полным — это двойная радость.

В качестве дополнения — несколько замечаний по поводу Монгольского фонда. В середине 1970-х гг. при тогдашней разборке тибетского фонда в нем было обнаружено значительное количество монгольских рукописей и ксилографов, которые были переданы в монгольский фонд и вошли в каталог Алексея Георгиевича Сазыкина под шифром Q. Интересно, что далеко не все они оказались в составе Тибетского фонда в результате передачи в Институт книг из бурятских дацанов. Были там и части (в основном ойратских) текстов из т.н. «II коллекции», поступившей в Азиатский музей сразу после его основания.

В ходе нынешней инвентаризации Тибетского фонда было обнаружено еще довольно много монгольских и ойратских (записанных особым алфавитом) текстов, которые были переданы в Монгольский фонд. В ходе подготовки статьи об ойратских рукописях из коллекции Института появилась возможность учесть все новые поступления ойратских текстов в Монгольский фонд и попробовать соединить отдельные листки, поступившие из Тибетского фонда, с уже имеющимися неполными ойратскими текстами, описанными у А.Г. Сазыкина. Удалось дополнить около 30 текстов (из них половина стала целыми). При этом механический поиск по специально созданной для этого компьютерной базе данных примерно ста дефектных текстов, зафиксированных в имеющемся каталоге, не дал существенных результатов. Подавляющее большинство текстов соединялось «вручную». Дело в том что в каталоге невозможно учесть все нюансы индивидуальности того или иного текста (независимо от того рукопись это или ксилограф), необходимо работать с самими текстами.

« Пред.   След. »

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций9748
Монографий1504
Статей8074
b_struwe_1919.jpg
p_mo_vol3_no3_1997.jpg


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type