Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
Отзыв П.В.Башарина на работу Б.В.Норика Версия для печати Отправить на E-mail
30.12.2010

Внешний отзыв на монографию Бориса Вячеславовича Норика «Библиографический словарь среднеазиатской поэзии. Поэты Мавераннахра (XVI — первая треть XVII вв.)»

Исследования в области литературы Средней Азии следует признать одной из наиболее перспективных областей в иранской филологии, поскольку по большей части, данная литература была персоязычной. Опыт составления библиографического словаря поэтов среднеазиатских поэтов за выбранный исторический период предпринимается в мировой науке впервые. Тем самым, описан период, доныне не подвергавшийся комплексному исследованию. Это определяет актуальность рецензируемого исследования. Монография Б.В. Норика составлена на основе поэтических антологий (тазкира). В качестве базовых источников автор избрал три антологии «Музаккир-и ахбаб» Хасана Нисари, «Тазкират аш-шу‘ара’» и «Та’рих-и Джахангири» Мутриби Самарканди. Приоритет в их выборе обусловлен тем, что они составлены участниками описываемых ими событий. Рецензируемая монография состоит из двух глав и трех приложений.

Первая глава повествует о литературной жизни Мавераннахра XVI - первой трети XVII вв. Характеризуется степень изученности проблемы. Далее очерчен историко-политический контур для региона выбранного периода – Мавераннахр под господством Тимуридов и Шайбанидов. На базе анализа культурной жизни региона сделано несколько выводов. Основной ее чертой является бытование двух литературных пластов: придворного, искусственного, отличавшегося вычурностью стиля и городского, тяготевшего к разговорному языку. Однако, по мнению автора, четкой грани между ними не было. Он демонстрирует примеры, из которых видно, что оба пласта часто сочетались в творчестве одного поэта. Поэты писали как по-персидски, так и по-тюркски. Наибольшее распространение получили газал, кит‘а, му’амма, та’рих, руба‘и и касида.

Образчики именно этих жанров и приводятся во второй главе, которая является основным текстом монографии и представляет собой биографии поэтов. Помимо уже известных поэтов Мавераннахра обозначенного периода, В.Б. Нориком вводится ряд новых имен (Бина’и, Хилали, Мушфики, Амини, Нахли, Тураби). Каждая персоналия содержит сведения биографии и образчики творчества из различных поэтических антологий. В основном, приводятся образчики персидской поэзии. Тюркских стихов значительно меньше, что обусловлено литературной традицией в регионе в это время. Наконец, встречается несколько образчиков по-арабски.

За основным текстом следует несколько приложений. В первом приложении приводятся сведения о поэтах иранского и индийского круга, получивших известность в Мавераннахре и их творчестве. Фактически, это приложение служит продолжением основного текста. Второе приложение перечисляет основные источники, использованные автором и дает им подробную характеристику. Особенный интерес представляет описание «Тазкират аш-шуара» Мутриби, до сих пор малоизученного, но весьма важного источника, известного в двух списках. Далее следует глоссарий терминов.

Главной отличительной чертой работы является колоссальный материал, приведенный в ней и безупречный перевод сложных поэтических текстов. Переводы В.Б. Норик не являются обычными подстрочниками и лишены несообразности, подчас присущими таковым. Они выполнены прекрасным русским языком. Таким образом, несмотря на то, что издание, выполненное в лучших академических традициях, в первую очередь, рассчитано на специалистов, оно представляет большой интерес и для массового читателя. Вместе с тем, огромный объем проделанной работы стал причиной появления отдельных неточностей в переводе, список которых приведен ниже:

چون لاله جیب من از تیغ یار غرقه بخون شد

Словно тюльпан ворот мой наполнился кровью от меча друга (в тексте: утонул в крови) (с. 38).

عرصه شهر هرى فوق شهر اخضر است

Расположился город Герат выше небес голубых (лучше, видимо, перевести буквально: «зеленого града» с пояснением) (с. 39).

جلد مصحف كنده و چرم نقاره ساخته

Содрал кожу с Книги (=Коран) и натянул на литавры (в тексте: сделал кожей для литавр) (с. 39).

رفتم نمیتونم ازین در بهیچ باب

[Но] от этой двери мне не уйти никак (букв. к другим вратам) (c. 49).

که از حق میرسد....

От Истины ниспосылается... (вместо: Истинного) (с. 50).

То же:

بجز الطاف حق نبود امنى را حمايتها

Кроме милости Истины нет у Амини иного Его покровительства! (с. 50).

(с. 205).

انا الحق

«я Истина» (с. 284).

نى زلال خضر بايد نى دم روح اللهم

Не надо мне чистой воды Хизра и дыхания Духа Аллаха (лучше: моего Бога) (с. 81).

براى رزق معلق هميشه در تشويش

Все время печется о хлебе насущном (лучше: беспокоится) (с. 88).

درین خرابه چرا بسته بقید حشیش

[И] приковал его в этих развалинах цепью из сухой травы (лучше: связал путами из сухой травы) (там же).

وگر نه ماند هزاران حکایت باقی

А если нет останутся у меня тысячи рассказов (в тексте: тысячи рассказов Баки) (там же).

Пояснения к переводу не вполне ясны: «… останутся (манадБаки) у меня тысячи рассказов» (там же).

از نه سپهر ناله و آه فغان من

Мои стоны, вздохи и стенания превосходят девятое небо (в тексте: девять небес) (с. 89).

ز رشک جان بلب آمد مرا که غیر گذشت

От зависти душа дошла до ручки…. (лучше, видимо: до крайности) (с. 90).

То же:

رفيقا بر لب آمد جانم از غم

…. Дошел я до ручки от печали (с. 145).

بر لب آمد ز غم و درد غریبی جانم

Душа моя дошла до ручки от печали и боли на чужбине (с. 210). Также см. на с. 221.

…..هر یکی را بشوهری دادم

زو گرفتم بدیگر دادم

Каждую выдал замуж….

Забрал у него и отдал другому (опущено подлежащее: я) (с. 94).

то же на с. 144, 283.

كيم كوردى سنيك كيبى مروت ليق خان

Разве кто-нибудь видел подобного тебе милостивого хана (лучше: доброго, человечного, щедрого) (там же).

آنرا که نخوردست ونی پوشید

در علم وهنر کجا توانم کوشید

Разве тот, кому нечего есть и одеть,

В искусстве и науках сможет преуспеть!?

(лучше:

Где сможет преуспеть в искусстве и науках

Тот, кому нечего есть и одеть) (с. 94-95).

То же

كجا كند حال دل زار اسيران تحقيق

Разве станет она изучать состояние рыдающих сердец пленников (с. 145).

مهمل غه بوى و غله دين اوى تولغوسيدور

Крышку должна охватить материя, а кувшин – дом (правильно: шелк должен охватить запах, а зерно - помещение) (там же).

آشنا باید کزین گردابم آرد بر کنار

Только знакомый должен вытащить меня на берег из этого круговорота (лучше: «друг» или «товарищ») (с. 105-106).

دست در سلسله عشق محكم زد

[Ибо] он весьма укрепился в цепочке (династии) любви (с. 115). Скорее всего, имеется в виду цепочка духовной преемственности.

Ряд поправок касается философского маснави Гийас ад-Дина Бахрабади:

فصل بالفعل واتصال چنان

«разделение под действием [чего-либо] и такое же соединение» вместо «подлинное разделение и соединение»,

فعل وانفعال

«действие и реакция» вместо «действие и рефлексия»

هفتم امكان ذاتى فصل است

هشتم امكان ذاتى وصل است

Пятое –возможность (потенция) сущности к разделению,

Шестое –возможность (потенция) сущности к соединению

Вместо:

Пятое – врожденная способность к разделению,

Шестое – врожденная способность к соединению (с. 116).

جان بر دم شمشیر نگاهی نزدیم

Душа на лезвии меча, [а] мы даже не взглянули! (лучше: не побереглись) (с. 169).

دى روز رفته بر سر بازار عاشقى

Вчера отправился в начало базара влюбленности (в тексте: на базар) (с. 175).

باختلاط سگش دل بکوی آنمه رفت

Вместе с ее псом сердце отправилось на улицу той луны (лучше: сдружившись с ее псом… ) (с. 178-179).

خون از جگر کباب رفته

Кровь вытекла из сгоревшей печени (в тексте: печени, [поджаренной как] кебаб) (с. 182).

از ما نشاط دهر بماتم گذشته است

Радость этого мира прошла мимо нас в траур (точнее: Через нас …. перешла в траур) (с. 184).

بكفر زلف تراسايى ز ايمانم جدا كردى Неверием отделила ты локон страха (= христианства) от моей веры (лучше: христианства) (с. 198). از لشكر هجر خويش يكسان كرده

Она довершила войском разлуки с тобой (в тексте: сделала одинаковым, уподобила) (с. 200).

یکی حدیث دو لعلت ستد بچاره گریها

دلم ز پنجه سودا تنم ز ششدر غمها

Один хадис о двух твоих рубинах принимается как избавление (лучше: одно лишь известие),

Сердце мое от пятерни меланхолии, тело мое – от безысходства тоски …. принимает как избавление (лучше: от безысходности тоски) (с. 219)

انوار آلهی همه در روی تو دیدیم

… [Светит] нам Божественный свет (лучше: [Светят] нам Божественные светы) (с. 221).

آن عمده اهل جود و ارباب وفا

…. глава мужей щедрости и господ верности (лучше: народа щедрости) (с. 224).

داه گجراتی جلاجل کوش

в бейте переведено дно слово – гуджаратский (с. 245).

آیا بود که پیشک من خوابکت برد

Было ли то, что мой «пиш» заставил тебя заснуть (правильно: передочек) (с. 246). В этом стихотворении не во всех бейтах используются при переводе уменьшительные суффиксы, хотя в большинстве случаев это не составляет затруднения.

از چون شعله بنشستم دمی صد بار و بر خیزم

Из-за него сто раз я то присяду, то встану (пропущено: словно пламя) (с. 248).

هر نیک و بدی که در شمار است

На все хорошее и плохое, что нам выпадет (лучше: по счету) (с. 255).

در هر کجا که هست الف تازه سینه را

Всюду, где есть в сердце новый друг (лучше: в груди новая привязанность). В следующем бейте تازه نهال...... новая поросль (лучше: свежая поросль) (с. 257).

چو تار عنکبوت از تاب هجران

Словно паутина скорпиона от муки разлуки (в тексте: паука) (с. 284).

نام من خسته دل حسن بود

Имя сего уставшего сердцем – Хасан (в тексте: мое) (с. 286)

مستغرق هو چنان شدم در همه هو گویم و هو بشنوم و بینم

В любом состоянии я настолько погружен в «Хува»,

Что вижу [только] «Хува», слышу «Хува», говорю «Хува» (лучше заменить на: Он) (с. 298)

كل لسان واصف في صفة جماله

Все языки в один голос восхваляют качества Его красоты (в тексте: Каждый язык описывает Его красоту при помощи атрибутов) (с. 299)

عز و جل ذكره و لا اله غيره

Велико и славно упоминание [имени] Его… (лучше: Его поминание) (там же).

حيرة كل واصف في صفة حلاله

Всеобщее изумление ярко определяет Его полноту (в тексте: … описывает Его полноту при помощи атрибутов) (там же).

كيف يكون حاله من رحم بحاله

Каким только может быть экстаз от погружения в Его состояние (в тексте: Каково состояние того, кто взмолился о [ниспослании] состояния [Всевышнего]) (там же).

از ترک جز اگر خرد داری و رای

Если у тебя есть толика мнения и разума (лучше: мысли) (с. 303),

то же:

هر رای که در پرده دل نهان بود

Все взгляды сокрытые за сердечной завесой (с. 308).

شود کفتار را شلوار و غول ماده را چادر

Выйдут штаны для шакала и палатка для великанши (лучше переводить буквально: «для гиены и … для самки гуля», чтобы передать контекст, т.к. гули живут в пустыне и, следовательно, им необходима палатка) (с. 315).

غلطاند ز پشت خویشت ملا را استر فهش نام که کوه غلطانست

Тащит на спине своей Муллу,

Лошак по имени Фахш, перекатывая фекалии

Поскольку бейт строится на обыгрывании глагола غلطاندن целесообразнее переводить:

На спине своей Муллу перекатывает

Лошак по имени Фахш, [одновременно] перекатывая фекалии (с. 316).

خضم ز رشک مرادقات جلالش

вероятно, с опечаткой опечатка (مرادقات вместо مرادفات)

Океан из зависти величия его двойного удара (в тексте: Океан из последовавшей зависти к его величию) (с. 317).

صاحب دلان که گوی سعادت ربوده اند

Люди сердца, восхитившие мячик счастья (лучше: «похитившие», т.к. глагол «восхищать» имеет иную семантику) (с. 326).

مردان ز خلق گوی بتحسین ربوده اند

Люди у тварей отняли мячик для прославления (лучше: у творения) (там же).

تو از رندان ز مشرب پرس از مذهب چه می پرسی

Спроси у них [лучше] об их образе жизни, а не о вере (лучше: «о винопитии, о бражничании», поскольку бейт строится на корреляте попойка-мазхаб) (с. 329).

مگو حدیث شکر در برابر دهنش

Перед ее устами не рассказывай хадиса о сахаре (лучше: не рассказывай о сахаре) (с. 353).

То же:

حدیث لعل لبش فارغی مگو با غیر

Фареги, не рассказывай чужаку хадиса о рубине ее губ (с. 460-461).

صد شب یلدا گذشت چند دگر بایم

Сотня длинных ночей прошла… (здесь имеется в виду праздник шаб-и йалда) (с. 359).

از منطق حکیم و اشارات بو علی

От логики Хакима (=Аристотеля) и указаний Бу Али (=Ибн Сины) («Логика» и «Указания» («Ишарат») – названия сочинений) (с. 361).

تفسیر یک حدیث دل از مشکلات عقل

Толкование [даже] одного хадиса сердца от трудностей разума (лучше: о трудностях разума) (там же).

ز سایه قدت ای سرو گلرخ آسودیم

О, розовощекий кипарис, под сенью твоего стана я успокоился! (в тексте: мы успокоились) (с. 264).

طالعم نجستی وارد قمر در عقرب است

Сколько ты не искал мой гороскоп – луна все в созвездии Рака (в тексте: Скорпиона) (с. 372).

ز بس که خورده ام از تیر عشق پیکانها

… сколько я «съел» стрел любви к тем ресницам (лучше: досталось от стрел) (с. 417).

کفرم استغفار ایمان میکند

[А] мое неверие поддерживает веру (лучше: молит о прощении веру) (с. 418).

گریخت نیازموده می بودی

Сбежал ты, не испытав вина (лучше: не попробовав, не испробовав) (с. 415).

حقا که این لالی سیراب بی بها

Поистине, эти бесценные утоляющие жажду жемчужины (лучше: напоенные влагой) (с. 427).

شب كه ملول مى شوم بر دل ريش تا سحر

Всю ночь до утра я тоскую, и в сердце печальном (лучше: уязвленном) (с. 437).

شیخ حدیث طوبی و سدره کشید در میان

Шайх поведал мне хадис о райском дереве туба и лотосе (лучше: предание; правильно: лотусе) (с. 437-438).

سنای او چو کیر خر است بخیرتم کان بی هنر ز کیر جان گوز می زند

Его зубная щетка словно ослиный фаллос, и удивляюсь я,

Как эта бездарь испускает воздух из фаллоса души?! (с. 440).

Стихотворение представляет собой сатиру на музыканта Санаи. В бейте явно обыгрывается название какого-то музыкального инструмента.

در هوای یار بی پروای خویش

В стремлении (досл. в воздухе) к своему бесстрашному другу! (здесь лучше подходит значение «страсть»)(с. 452-453).

Перевод для مضراب گیر «демпфер» кажется некорректным, т.к. предлагаемый русский термин употребляется только применительно к фортепиано (с. 462).

Помимо этого следует отметить следующие вопросы, возникающие к автору: стихотворение Мухаммад-Хашим-султана б. Тимур-хана Хисари одно переведено стихами (с. 226), что бросается в глаза на фоне прочих прозаических переводов, помимо того, что при таком переводе часть смысла оригинала утрачивается.

Частоكفر «неверие» переводится как «безбожие» (так уместнее переводить перс. بى دين),كافر «неверный» вместо «безбожник» (так уместнее переводить перс.بى دين).

В переводе:

Я – кафир любви, а брахман – любовь

Да, кафир подходит к брахману (с. 175)

лучше заменить кафир на неверный, чтобы избежать контоминации с этнонимом кафиры.

Слово وادى везде переводится как «русло», а в одном контексте как «пустыня» (с. 329), лучше переводить «долина». Встречается туба вместо туби (طوبى) (с. 312), в других местах правильно (туба). В имени ‘Абд ар-Рахман Кутвал (с. 314) кутвал, скорее всего является является не составным имени, а должностью «управитель» (тем более, что он был управителем дома в арке Самарканда). شيشه переводится то как «склянка», то как «чаша».

Некоторые пассажи будут непонятны читателю-неиранисту без соответствующих пояснений. Например, сюжет, в котором Мухаммад Шамс говорит Шах-Касиму Нурбахшу: «До вашего прихода был хиргах, а когда вы изволили пожаловать, стал харгах» (с. 17, 13 сноска); «... он был искустным танцором, поэтому его прозвали «كوه اصول»» (с. 29, 33 сноска). На с. 423 приводится персидская фраза без перевода: و فقیر را بآن بزرگوار نیبت هم هست.

Несмотря на то, что автор старался отразить в комментарии наиболее важные и любопытные аллюзии, встречающиеся в приводимых стихах, некоторые случаи, не лишенные интереса, остались без комментариев. Например, обыгрывание слов баб и дар «дверь» в след. бейте Хуррами:

دی شب ز دست غم در احباب می زدم حرفی ز درد خویش بهر باب می زدم

Вчера ночью в печали стучался я в двери к друзьям,

О боли своей подробно им рассказывал

(с. 356).

Тахаллус Мухебби автор переводит как «любовь, дружественность» (с. 226) Употребления просторечий («продрал» (с. 39), «разговор не клеился» (с. 201), «досочинялся» (с. 440)) в научном тексте несообразны.

Отметим некоторые описки в транскрипции и графике: тарих вместо тарих (с. 17), Убйдаллах-хан вместо Убайдаллах-хан (с. 268),

بجهت ماندن نام مو مى اليه

Ради того, чтобы имя его осталось в ряду… (с. 4), танга (с. 177) ( по всему тексту принят вариант танге), اكهر اوقات вместо اكبر (с. 198); يا من منالصفاتك الله واحد лишнее من (с. 209), جان و دل تیر می خواهد جون خواهد شدن вместо چون (с. 266); رفيب вместо رقيب (с. 372); جوستی вместо چوستی (с. 373); یکی است کام دار вместо یکی اسب کام دار (с. 427); آین вместо این (с. 448); فیلاسیز вместо قیلاسیز (с. 449), Наваи. Маджалис ан-нафаис дар тазкере-йе шуара-йе (вместо шуара-е) (с. 277).

Несмотря на то, что транскрипция персидской терминологии осуществлена согласно нормам не классического, а современного персидского языка, часто унификация отсутствует. Например, выпадают из принятой автором системы такие имена, термины и названия сочинений как: бейт, сефид, шекясте, кесра (но бузург, ушшак, шайх, сафавидский), Мухаммад, Саиб, «Лугат-наме», «Гульшан» (при «Голь-афшан» и «Гулзар»), «Мубайен», Мугилян и т.д. Вместо Деххуда повсюду встречается Деххудо, Нагури (ناگوری) – Нагори. «Музаккер-е ахбаб» вместо «Музаккир-и ахбаб» или «Мозаккер-е ахбаб». Лам в транскрипции то маркируется мягким знаком, то транскрибируется без него (например, в арабский опреденный артикль автор транскрибирует то как аль-, то как ал-).

Некоторые транскрибированные названия выглядят странно: «Каламие» (کلامیه) вместо «Каламий(й)а» или «Каламий(й)е», «Расие» (راسیه) вместо «Расий(й)а» или «Расий(й)е», «Хусние» (حسنیه) вместо «Хусний(й)а» или «Хусний(й)е», «Закутие» (زکوتیه) вместо «Закутий(й)а» или «Закутий(й)е» (с. 360)

В арабских названиях сочинений, именах собственных и некоторых терминах не отражены конечные хамзы («Тазкират аш-шуара», «Маджма ал-фузала», «Рийаз аш-шуара», «Джилла ар-рух», Баха ад-Дин, джуз и т.д.). При выписывании хамзованных слогов в словах, где хамзы в персидском пали и перешли в долготу (тарих); в формах мн.ч. на месте з̇̇ (зад) следует писать д̣ (дад) («Маджма ал-фузала» «Рийаз аш-шуара» и пр.). «Сулламу ас-самават» по тексту пишется вместо «Суллам ас-самават» (с. 73, 375). Вместо رسالة المعارف («Рисалат ал-маариф») приводится رساله المعارف («Рисала ал-маариф») (с. 370). Ибн в имени Ибн Рузбихана почему-то пишется через дефис (Ибн-Рузбехан), щербет вместо шербет (с. 93), (ср. шарбат на с. 122), «Ниджат ал-кари» вместо «Наджат ал-кари» (с. 360), Ташенти вместо Ташканди (с. 175). В переводах встречается то «кравчий», то саки. Транскрипция терминологии в текстах переводов иногда дается не с прописных, а с заглавных букв (например, с. 154).

Некоторые пояснения к переводам кажутся излишними. Например: правый путь (раст), влюбленные (ушшак), не возносись (бузург машоу), смиряйся (кучек бош).

На с. 457 в разделе, посвященном Урфи автор пишет, что ниже приводятся 3 рубаи: одно с тахаллусом и два – без. Но реально приведено только два рубаи: одно с тахаллусом, другое – без.

Отдельный вопрос: являются ли все представленные личности поэтами? Например, Мирза Ахмад (с. 200) был каллиграфом, а не поэтом. Все его поэтическое творчество, судя по тексту книги, сводится к одному рубаи в конце переписанной им рукописи «Нафахат ал-унс» Джами. Это даже не оригинальные стихи, а рубаи-и татаббу на рубаи самого Джами, несущий сугубо практическую пользу (в нем Мирзой Ахмадом отмечена дата окончания переписи). При этом, рубаи переписчика копирует часть текста Джами и оригинальным стихотворением считаться не может.

В текст исследования вкрались немногочисленные неточности. В примечании к йасавиййи, говорится, что, согласно Фазлаллаху, это ветвь чиштиййи. На это комментарий кончается (с. 254, примеч. 369). Маламатиййу лучше не называть братством (как тарикат), чтобы не путать с суфийскими братствами, но просто движением (с. 261). Термин тайаммум корректнее переводить не «омовение песком», а «обтирание [землей]» (с. 325).

К сожалению, смысловых комментариев к топике переводов недостаточно для читателя-непрофессионала, тем более, не владеющего языками, на которых был написаны стихотворения.

В истории исследования вопроса и библиографии проигнорирован первый том энциклопедии персоязычной литературы Х. Ануше, посвященный Средней Азии (Ануше Х. Данешнаме-йе адаб-е фарси. 1. Асйа-йе маркази. Техран. 1375 / 1996).

При упоминании персоналий автор ссылается на различные ислледования общего характера, но не упоминает специальных исследований, что, конечно, само по себе не является недостаткам работы. Например, при ссылке на Убайда Закани можно было сослаться на обширную статью Дж. дЭрме, специально посвященную ему [DErme G.M. Opere satiriche di ‘Ubayd Zakani // Iranica / a cura di G. Gnoli e A.V. Rossi. Napoli, 1979. P. 5-160].

Однако все приведенные замечания носят характер мелких дополнений и никоим образом не могут принизить колоссального труда В.Б. Норика, призванного стать одним из самых ярких явлений в отечественной иранистике и истории изучения персоязычной литературы за последние годы.

Башарин Павел Викторович,
к.филос.н., зав. Кабинетом иранистики РГГУ, Москва

17.01.10

Последнее обновление ( 09.03.2011 )
« Пред.   След. »

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций9817
Монографий1511
Статей8136
b_goregliad_2004.jpg


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type