Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
Иранистическая конференция памяти О. Ф. Акимушкина-2022 (отчет) Версия для печати Отправить на E-mail
24.02.2022
16 февраля 2022 г., в каб. 146 ИВР РАН состоялась очередная ежегодная иранистическая конференция памяти О. Ф. Акимушкина по широкой тематике (философия, религия, история и культура региона Среднего и Ближнего Востока). В этом году, в отличие от прошлого, был предусмотрен один формат участия в конференции и чтения докладов – очный. Всего на конференции присутствовало 15 человек (в том числе несколько представителей других организаций), выступило 10 докладчиков. Изначално было принято 11 заявок на участие, но один из докладчиков, Валеев Р.М. (КФУ, Казань), не смог прибыть в Санкт-Петербург из-за болезни. В этом году на конференции не прозвучал доклад и постоянного ее участника Я. Эшотса (Институт исмаилитских исследований, Лондон), которого не стало летом 2021 г.

Докладчики представляли пять санкт-петербургских и одну московскую организацию: ИВР РАН, СПбГУ, Эрмитаж, ИВ РАН (Москва), СПбГУПТиД , Отдел БАН при ИИМК. А среди присутствующих были и работники РНБ, и других учреждений.

Выступления охватывали широкую тематику: литература народов Среднего и Ближнего Востока (изучение памятников), религиозные учения и др. Немалое внимание в этом году было уделено и истории востоковедения. Такой широкий охват тем, отражавший многосторонность научных интересов О. Ф. Акимушкина, одновременно затрудняет разбивку докладов по направлениям либо делает ее весьма условной. Ниже представлены аннотации прочитанных докладов.

1. Истории востоковедения были посвящены три доклада:

Васильева Н. Е. (СПбГУ) в докладе: «Географическая схема Востока» К.А. Иностранцева и несостоявшийся диспут с В.В. Бартольдом» осветила ситуацию, сложившуюся в 1901 г. на магистерском диспуте К.А. Иностранцева. Позднее в письме С.Ф. Ольденбургу К.А. Иностранцев объяснил суть вопроса, с просьбой довести до сведения коллег его наблюдения. В 1933 г. в журнале «Известия государственного географического общества» была опубликована статья К.А. Иностранцева «Географическая схема Востока», в которой на основе письменных памятников VI в. были описаны представления арабских географов о понятии «Восток». Полвека спустя И.Ю. Крачковский, обнаружив в источниках сведения о понятии «Восток», основанные на математической географии, заимствованной арабами у индийцев и иранцев, проследил историю развития географической науки арабов. Подобными находками К.А. Иностранцев хотел поделиться В.В. Бартольдом в 1901 г. Приведенные в докладе факты позволяют сделать заключение, что, несмотря на то, что К.А. Иностранцев не претендовал на окончательное решение вопроса, не следует отнимать у него честь постановки вопроса.

Павлова И. К. (СПбГУПТиД) в докладе: «Мокри — первый посол ИРИ в Советском Союзе» отметила, что после официального провозглашения Исламской республики Иран, 1 апреля 1979 г., первым полномочным послом нового государства в СССР стал Мохаммад Мокри ( 1921-2007). Его назначение на этот пост было одобрено духовным лидером страны аятоллой Хомейни и поддержано правящей верхушкой страны. Миссия господина М.Мокри заключалась в установлении взаимовыгодных отношений своей страны с Советским Союзом, основанных на исламской доктрине и новых внешнеполитических концепциях ИРИ. В сферу полномочий М. Мокри входило также расширение культурных и научных связей между странами. В связи с этим г-н М. Мокри дважды приезжал в Ленинград (февраль и май 1980 г.) для личного знакомства с иранистами и курдоведами Ленинградского отделения Института Востоковедения АН СССР и осмотра рукописного фонда института. Благодаря стараниям М. Мокри, в Ленинграде было открыто иранское консульство, которое в течение продолжительного времени, тесно сотрудничая с сотрудниками ЛО ИВ ВАН, проводило ряд важных общественно полезных мероприятий в нашем городе.

Иоаннесян Ю. А. (ИВР РАН) в докладе: «Зара Алиевна Юсупова и ее вклад в курдское языкознание» отметил, что 03 февраля 2022 г. ушла из жизни известный курдовед-лингвист, советник ИВР РАН, доктор филологических наук Заре Алиевна Юсупова. Вся ее многолетняя плодотворная научная деятельность была неразрывно связана с Институтом восточных рукописей РАН, с которым ее связала судьба по окончании в 1958 г. Восточного факультета ЛГУ. После успешного прохождения в 1958-1961 гг. аспирантуры при ЛОИВАН СССР (ныне ИВР РАН) З. А. Юсупова поступила туда на работу и в 1965 г. успешно защитила кандидатскую диссертацию на тему «Предлоги и послелоги в южном диалекте (сорани)», а в 1992 г. защитила докторскую диссертацию «Курдский диалект горани по литературным памятникам XVIII-XIX вв.». З. А. Юсупова посвятила свои исследования такому редкому направлению иранистики как курдоведение и прежде всего курдскому языкознанию, в котором зарекомендовала себя как уникальный специалист, заслуженно пользующийся репутацией непревзойденного авторитета и эксперта в данной области. В научной деятельности З. А. Юсуповой, воплотившейся в более чем 120 публикациях(в том числе в 9 монографиях и еще 4 монографиях, вышедших под ее редакцией) на русском, английском и курдском языках, особое место занимали изучение малоисследованных диалектов курдского языка (по письменным источникам и фольклорным текстам) и публикация литературных памятников. В докладе были приведены сведения о девяти монографиях З. А. Юсуповой.

2. Изучению текстов и памятников (источников) были посвящены четыре доклада:

Французов С. А. (ИВР РАН) в докладе: «Топот коня и стук сердца. В поисках потерянных томов Кита̄б ал-Иклӣл» отметил, что И. Ю. Крачковский в «Арабской географической литературе» обратил внимание на жемчужину в творческом наследии йеменского ученого-энциклопедиста X в. ал-Х̣асана ал-Хамда̄нӣ – многотомный труд Кита̄б ал-Иклӣл («Книгу Диадемы»), из которого до нас дошли четыре тома: два по генеалогии йеменских племен (тт. 1 и 2), один по доисламским археологическим памятникам (т. 8), один по родословию хамда̄на, родного племенного объединения автора (т. 10). Он высказал осторожную надежду, что утраченные шесть томов удастся в скором будущем обрести (Сочинения. Т. 4. М.; Л., 1957. С. 168). Однако, отметил докладчик, его учитель П. А. Грязневич (1929–1997), блестящий знаток Йемена, объездивший эту страну в том числе и в поисках этих книг, был настроен куда более скептически. Увы, за прошедшие после его кончины четверть века новых томов Кита̄б ал-Иклӣл найдено не было. Что касается обнаруженного в частном собрании жителя Саны ‘Абд ал-Ха̄лик̣а б. Х̣усайна ал-Магрибӣ списка 1899 г. с утраченным началом под заглавием ал-Фа̄с̣ил байна-л-хак̣к̣ ва-л-ба̄т̣ил мин Кита̄б ал-Иклӣл Мафа̄хир К̣ах̣т̣а̄н ва-л-Йаман, заключительная часть которого, «Достоинства кахтанидов», соответствует т. 3, то оказалось, что это – фрагмент анонимного сочинения, скорее всего, составленного при дворе Расӯлидов, сохранившего целиком в списке 826/1423 г., который был привезен из Йемена известным египетским археологом Халӣлем На̄мӣ. Его фотокопия доступна в виде микрофильма в Да̄р ал-Кутуб ал-Мис̣риййа (№ 5572 та’рӣх), а само оно уже опубликовано при участии французских исследователей: Anonyme. Al-Fâsil bayna al-haqq wa-l-bâtil min Kitâb al-Iklîl Mafâkhir Qahtân wa-l-Yaman [Le rétablissement de la vérité d’après le Livre de la couronne : Les titres de gloire de Qahtân et du Yémen]. Présentation et édition par Muhammad ‘Abd al-Rahîm Jāzim & Mounir Arbach, révisé par Muhammad Lutf Ghâlib ; préface en français par Éric Vallet, DAI CEFAS. Sanaa, 2009.

Идентификация пяти листов (fol. 2–6) рукописи Cod. arab. 1334/2 из Bayerische Staatsbibliothek (см. описание в: Sobieroj Fl. Arabische Handschriften. Teil 8: Arabische Handschriften der Bayerischen Staatsbibliothek zu München... Stuttgart, 2007 (VOHD, Bd XVII, B, 8). S. 509–511) как части т. 6 Кита̄б ал-Иклӣл основано исключительно на ее титульном листе, тогда как ни ее содержание (история царя-иудея Х̣имйара зӯ Нува̄са и награнских мучеников), ни исна̄ды не позволяют выявить прямые указания на наследие ал-Хамда̄нӣ. Так что достоверность заглавия, под которым эти листы изданы, вызывает вопросы: ал-Хамда̄нӣ, Абӯ Мух̣аммад ал-Х̣асан… ал-Джуз’ ас-са̄дис мин ал-Иклӣл, ва-хува-с-са̄лис мин сийар мулӯк Х̣имйар, ва-хува кита̄б фитан Х̣имйар ва-сийа̄к̣ ахба̄ри-ха̄ [к̣ит̣‘а мин-ху]. Сана, 1441/2020).

В этой связи, отметил докладчик, стоит помнить восточную мудрость: «Не следует принимать стук своего сердца за топот коня своего друга».

Хисматулин А. А. (ИВР РАН) в докладе: «История одного текста: Кимийа-йи са‘адат (Эликсир счастья) Мухаммада ал-Газали» указал, что сочинение Кимийа-йи са‘адат было написано имамом ал-Газали (ум. 1111) в Хурасанский период после его возвращения из странствий в родной Тус, где-то между 1102—1106 гг., на территории Салджукидского султаната. Этот текст в истории ислама и суфизма хронологически стоит четвёртым в ряду первых системообразующих трудов по суфизму, которые были написаны на персидском языке в разных жанрах религиозными авторитетами мусульманского мира. Даты переписки, приведённые для рукописей Кимийа и сведённые вместе из разных коллекций, указывают на постоянный повековой спрос на это сочинение, начиная с XII в., не говоря уже о многочисленных литографированных изданиях, появившихся в XIX в. Иными словами, оно уверенно прошло проверку временем вплоть до наших дней. В 2018 г. был издан полный русский перевод Кимийа-йиса‘адатв четырёх томах, подытоживший многолетнюю работу над этим текстом в истории российского исламоведения.

Пелевин М. С. (СПбГУ) в докладе: «Легитимация политического лидерства в житийных рассказах индо-афганцев» проанализировал содержание ряда рассказов агиографической антологии из книги по этнической истории паштунов «Ханджаханова история и афганская сокровищница» (Tārīkh-i Khānjahānī wa Makhzan-i Afghānī, 1613). Целью данного доклада было показать функциональную направленность этих житийных нарративов как свидетельств легитимности политического лидерства паштунской племенной группы бетан, к которой относились династии Лоди (1451–1526) и Сури (1540–1555), правившие в Делийском султанате до прихода моголов, а также формальный адресат книги—могольский генерал Ханджахан Лоди (ум. 1631). Политические коннотации некоторых рассказов антологии сопутствовали ее главной задаче, связанной с институционализацией конфессионального компонента идентичности паштунов.

Колесников А. И. (ИВР РАН) в докладе: «Библиография трудов о Мани и манихействе, изданная в Иране» представил обзор книги двух ученых Тегеранского университета (Рузбиха Зерринкуба и Сеййида Тоуфика Хосейни), которая вышла в свет в 2019 г. В отличие от своих иранских предшественников на поприще составления смешанных библиографий о манихействе, данные авторы сосредоточили внимание исключительно на библиографии исследований на европейских языках (латинском, французском, немецком, английском, испанском и в меньшей степени на русском). Библиография учитывает публикации с XVIII в. по первую четверть XXI в. (всего в ней содержится 6.000 названий). Обширная манихейская тематика представлена в 8 тематических разделах, большинство которых состоит из нескольких рубрик, раскрывающих разные направления большой темы.

3. Религиозно-культурной тематике были посвящены два доклада:

Лурье П. Б. (Эрмитаж) в докладе: «Фрагмент сцены поклонения на росписи дворца раннесредневекового Мартшката» отметил, что на городище Хисорак в горной части Таджикистана настенные росписи сохраняются плохо, и до нас дошли только малые крохи некогда богатой художественной программы памятника. Роспись, сохранившуюся в тамбуре парадного зала 9 Дворца (Цитадели I) можно понять как изображение переносного столика, чаши над ним, и контуров человеческой фигуры, подносящей две планки к чаше. В этом фрагменте угадывается часть композиции, которую мы встречаем на согдийских оссуариях и на сино-согдийских саркофагах: жрец в маске (часто с птичьим телом) оперирует щипцами в пламени алтаря огня, а перед ним расположен столик с сосудами. Эти сюжеты можно считать изображениями ритуала зороастрийского круга, и они находят параллели в современных обрядах ясны и афринагана у парсов.

Дробышев Ю. И. (ИВ РАН, Москва) в докладе: «Следы тантрического буддизма в Ильханате» отметил, что расцвет буддизма в государстве ильханов давно известен, однако, менее известно, какие именно его течения пользовались покровительством основателя Ильханата Хулагу (1256–1265) и его потомков: Абаги (1265–1282), Аргуна (1284–1291) и Гайхату (1291–1295). При дворе ильханов подвизались буддийские учителя (бакши) из Китая, Кашмира, Индии, Тибета, Внутренней Азии. Можно полагать, что Хулагу, подобно своему брату Хубилаю, основавшему династию Юань в Китае, мог привлекать буддистов к решению военных задач. Это кажется парадоксальным, но факты свидетельствуют о широком использовании тантрических ритуалов, в том числе связанных с грозным божеством Махакалой, тибетскими ламами для подавления врагов Юань, поэтому есть основания заняться поиском следов танры и в Ильханате. К сожалению, важнейший источник по истории Ильханата – «Сборник летописей» Рашид ад-Дина, хотя и содержит информацию о наличии буддистов при дворе некоторых Хулагуидов, но не раскрывает интересующих нас подробностей.

Некоторый свет на проблему проливают тибетские источники. Получив от хагана Мункэ (1251–1259) наделы в Западном Тибете, Хулагу вступил в контакт с ламами школы Пагмодру и стал их формальным покровителем. В своих ближневосточных владениях Хулагу построил три буддийских храма: в Хое, Марагхе и на летних пастбищах в Армении, что нашло отражение в сочинении армянского церковного деятеля и историка Киракоса Гандзакеци (ок. 1200–1271). На основании имеющихся сведений можно полагать, что в Ильханате были мастера тантры и, возможно, даже близко контактировали с правителями государства, но их деятельность практически не оставила следов в историографии. Однако, учитывая, что возможности новых находок еще не исчерпаны, все-таки остается надежда на ее обнаружение в будущем.

4. Российско-персидским отношениям был посвящен один доклад:

Янушкевич Е. Ю. (Отдел БАН при ИИМК) в докладе: «Развитие российской торговли с Персией в правление Николая I» представила анализ российской торговли с Каджарским Ираном в правление императора Николая I (1825–1855 гг.). В центре внимания докладчика оказался процесс экономического проникновения Российской империи в Персию, активизированный подписанием Туркманчайского мирного договора (1828 г.). В докладе, с опорой на архивные документы из фондов РГИА, изложены предпринятые царским правительством шаги по расширению торгово-экономических связей между двумя государствами. В частности, рассмотрена проработка законодательной базы для функционирования торговых отношений и привлечения российского административного ресурса к регулированию восточного направления внешней торговли; освещены меры по защите торгового судоходства на Каспийском море, развитию путей сообщения и средств передвижения. В поле зрения докладчика также оказались проекты по учреждению торговых компаний и открытие «Московского для торговли с Азией дома через Астрабад». Собранные данные, подытоживает докладчик, свидетельствуют о наличии устойчивого интереса со стороны российского правительства к развитию товарообмена с Персией.

В заключение следует указать, что сложные условия пандемии не помешали данной ежегодной конференции состояться даже при наличии только очного формата проведения. В очередной раз подобное мероприятие собрало специалистов из разных учреждений, изучающих тексты, философию, религию, историю и культуру региона Среднего и Ближнего Востока. Успешное проведение данной конференции высвечивает усиленный интерес исследователей к данному научному форуму.

Вед. н. с. Отдела Ближнего и
Среднего Востока ИВР РАН,
к.ф.н. Ю. А. Иоаннесян

 

Последнее обновление ( 24.02.2022 )
« Пред.   След. »

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций10785
Монографий1560
Статей9021


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type