Последние новости
Часто просматриваемые
Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
Конференция «Культура и литература Дальнего Востока. К 100-летию со дня рождения О.Л.Фишман» (отчет) Версия для печати Отправить на E-mail
07.11.2019

28 октября 2019 г. в ИВР РАН состоялась конференция «Культура и литература Дальнего Востока», приуроченная к столетию со дня рождения выдающегося отечественного китаиста, переводчика и исследователя традиционной дальневосточной литературы, крупного теоретика-литературоведа и педагога, воспитавшего целую плеяду блестящих учеников — Ольги Лазаревны Фишман (1919–1986). На конференции прозвучало в общей сложности тринадцать сообщений.

Утреннее заседание открылось вступительным словом сына О. Л. Фишман, к. ф. н. Г. А. Левинтона (Европейский университет), которое сопровождалось демонстрацией некоторых фотографий. Докладчик изложил краткую биографию О. Л. Фишман, а затем остановился на ее работах о прозе XVIII в., книге «Китайский сатирический роман (Эпоха Просвещения)» и цикле работ о сборниках новелл (би цзи).

С докладом «Вспоминая Ольгу Лазаревну Фишман» выступил д. и. н. Б. Г. Доронин (СПбГУ) — один из первых ее учеников, посещавший семинары О. Л. Фишман на Восточном факультете ЛГУ в конце 1940-х гг.

К. и. н. Т. И. Виноградова (ОЛСАА БАН) в сообщении «Упоминания об О. Л. Фишман в архивных бумагах В. М. Алексеева» представила подборку материалов из так называемой «Синологической картотеки» акад. В. М. Алексеева, отражающую деятельность О. Л. Фишман как ученого и педагога. В этой картотеке имя О. Л. Фишман упоминается примерно десять раз, то есть встречается чаще, чем имена других послевоенных учеников и молодых коллег В. М. Алексеева. Несмотря на немногочисленность и краткость записок, их анализ может пролить свет на характер взаимоотношений В. М. Алексеева и О. Л. Фишман.

Выступление д. ф. н. М. Е. Кравцовой (независимый исследователь, СПб) «О. Л. Фишман о Цюй Юане» содержало личные воспоминания об О. Л. Фишман, а также обсуждение взглядов О. Л. Фишман на образ и творчество Цюй Юаня, изложенные в разделе о китайской литературе из коллективной монографии «Страна Хань» (Л.: Детгиз, 1959). В докладе доказывалось, что О. Л. Фишман была первым китаистом, кто попытался оспорить принятый в 1950-х гг. в советской науке концепт Цюй Юаня как «великого народного поэта», «поэта-патриота» и «древнего революционера» и предложил собственную гипотезу истории развития китайской авторской поэзии, основанной на проблеме отношения личности и общества.

На дневном заседании к. и. н. Ю. В. Болтач (ИВР РАН) представила доклад «Структура корейских преданий из “Самгук юса”», отражающий результаты синхронического и диахронического анализа текстов корейских преданий из «Оставшихся сведений [о] трех государствах» (Самгук юса, XIII в.) — базового источника по истории и духовной культуре древней Кореи, и охарактеризовала основные этапы их формирования (от создания устных повествований и их последующей передачи в устной традиции через первичную письменную фиксацию и существование в записанном виде к включению в произведение Ирёна и дальнейшему бытованию в составе этого памятника).

В заочном докладе д. ф. н. Л. Г. Скородумовой (ВШЭ, Москва) «Монгольская словесность в Китае. Изучение творчества В. Инжинаша», зачитанном И. В. Кульганек, была затронута проблема развития межлитературной общности на примере творчества монгольских писателей, живущих в Китае, а в частности — представителя монгольской литературы XIX в. Ванчинбалын Инжинаша (1837–1892). Этот автор, испытавший влияние китайской классической литературы, создал три романа на монгольском языке, чем способствовал продуктивному диалогу культур и адаптации на национальной почве чужой традиции.

Внепрограммное выступление д. и. н. И. Ф. Поповой (ИВР РАН) было посвящено традициям и перспективам развития отечественного востоковедения и значению работ старших представителей отечественной школы китаеведения для формирования ее высоких стандартов.

Д. ф. н. И. В. Кульганек (ИВР РАН) представила доклад «Литературоведческий анализ монгольских пословиц и загадок», посвященный анализу малых форм монгольского фольклора (пословиц и поговорок), в котором выявила характерную для этих текстов систему художественной образности.

В сообщении к. ф. н. Д. А. Носова (ИВР РАН) «Контекстуальные и семантические потери при публикации монгольского фольклора», основанном на архивных материалах, были рассмотрены три типа «потерь», которые встречаются в публикациях произведений устного творчества монгольских народов в XX – начале XXI в. Первый тип (утрата «контекста» произведения) был показан на примере издания русского пересказа монгольской былички, второй тип (утрата поэтических приемов) — на примере перевода сказки с монгольского на русский язык, и третий тип (прямая «редакция» содержания произведения) — на примере публикации монгольского текста триады через девяносто лет после ее записи.

Вечернее заседание началось выступлением к. и. н. Р. Н. Крапивиной (ИВР РАН) «Тибетская литература жанра blo sbyong (‘тренировка ума’)». Как было показано докладчиком, формирование этого жанра тибетской буддийской литературы и соответствующей практики происходило в XI–XII вв. в связи с прибытием из Индии в Тибет знаменитого буддийского наставника Атиши (982–1054) и деятельностью его последователей. Термин blo sbyong является тибетским изобретением, хотя содержательно он принадлежит индийскому буддизму махаяны. Тренировка ума в данном контексте означает систему освоения новых качеств сознания и вытеснения прежних качеств, которые не годны для порождения сознания, обращенного к пробуждению, и прохождения пути махаяны.

Доклад к. ф. н. Г. А. Левинтона (Европейский университет) «Заметки к дальневосточной теме у Мандельштама» представлял собой попытку систематизировать упоминания Китая, Японии и Кореи в стихах и прозе О. Э. Мандельштама. Как оказалось, для Мандельштама буддизм ассоциировался не с Индией, а с Китаем и Японией, и воспринимался через призму европейского «аналитического романа» и живописи импрессионизма. Это восприятие соседствовало с бытовыми зарисовками китайцев в Москве и каламбурами на топониме «Китай-город».

К. и. н. К. Г. Маранджян (ИВР РАН) представила иллюстрированное сообщение «Некоторые европейские параллели японской традиции “кусо-э” (изображения 9 стадий разложения плоти)», посвященное своеобразному жанру японской буддийской живописи, который использовался для медитации. Истоки этой практики восходят к культурам Индии и Китая, но только в Японии создавались изобразительные свитки на соответствующую тему. В докладе была предпринята попытка наметить параллели этого жанра на материале европейской живописи, в частности — произведений на сюжет легенды о святом Франциске Борхе.

Конференция завершилась докладом к. и. н. Т. А. Пан (ИВР РАН) «Маттео Рипа: художник при дворе императора Канси», отражающем интерес О. Л. Фишман к культурным связям Востока и Запада. В этом сообщении была освещена деятельность миссионера Маттео Рипа (Ма Го-сянь 馬國賢, 1682–1745), отправленного в Китай Пропагандой Веры на службу китайскому императору. В течение тринадцати лет (1710–1723 гг.) он находился при дворе императора Канси в качестве придворного художника, постоянно сопровождая императора в его поездках по стране. Основными трудами Рипы как гравировальщика явились 36 иллюстраций к стихам Канси «Бегство от жары в летнее время», воспевающим пейзажи летней резиденции в Жэхэ (1711 г.), и карта империи Цин, составленная миссионерами и выгравированная Маттео Рипой в 1719 г. После смерти Канси в 1722 г. Маттео Рипа вернулся в Италию, где в 1732 г. открыл Китайский колледж для подготовки китайских и индийских миссионеров.

Разнообразие тем представленных на конференции докладов отражало широту научных интересов самой О. Л. Фишман, включавших в себя историю китайской и дальневосточной литературы, перевод классических китаеязычных текстов на русский язык, проблемы общей теории литературы, а также культурные параллели и историю связей между Востоком и Западом. Кроме того, на конференции прозвучали воспоминания коллег и близких, раскрывшие не только академические, но и человеческие аспекты личности О. Л. Фишман. В конференции приняли участие как сотрудники различных отделов ИВР РАН, так и коллеги из других академических учреждений и высших учебных заведений. Особо хотелось бы отметить то, что в качестве слушателей на конференции присутствовали студенты-китаеведы Восточного факультета СПбГУ, что зримым образом символизировало живую связь поколений и непрерывность традиций отечественной школы академического китаеведения.

Т. А. Пан
Ю. В. Болтач

ФОТООТЧЕТ

Фотографии Ю. В. Болтач, Т. А. Пан

Последнее обновление ( 08.11.2019 )
« Пред.   След. »

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций8587
Монографий1406
Статей7111


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type