Главное меню
Новости
История
Структура
Personalia
Научная жизнь
Рукописи
Публикации
Лекторий
Периодика
Архивы
Экскурсии
Продажа книг
Спонсорам
Аспирантура
Библиотека
ИВР в СМИ
IOM (eng)
Фрейманские чтения — 2019 (отчет) Версия для печати Отправить на E-mail
01.06.2019

29 мая 2019 года в Институте восточных рукописей РАН состоялись очередные иранистические Чтения, посвященные памяти выдающегося ираниста-филолога, член-корреспондента АН СССР, профессора, доктора филологических наук Александра Арнольдовича Фреймана (23.08.1879 — 19.01.1968). А.А. Фрейман был признанным специалистом в области иранского исторического языкознания, иранской диалектологии и текстологии, крупным общественным деятелем и организатором науки. С 1917 г. А. А. Фрейман преподавал в Санкт-Петербургском (б. Петроградском/ Ленинградском) университете, с 1934 г. являлся сотрудником Института востоковедения (б. Азиатского музея), и с 1946 г., до реорганизации Института, возглавлял Иранский кабинет. Чтения его памяти были возобновлены в Институте восточных рукописей в 2014 г.

В этом году на Чтениях выступили постоянные участники мемориального заседания, сотрудники Восточного факультета Санкт-Петербургского университета, Государственного Эрмитажа, Департамента востоковедения и африканистики Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», Института восточных рукописей РАН, и впервые — наш коллега из Университета Стокгольма. Как и в предыдущие годы, прочитанные доклады были посвящены самой разной тематике. Всего было зачитано шесть докладов.

В совместном докладе Вяч. С. Кулешова (Университет Стокгольма) и П. Б. Лурье (ГЭ) «Хорезмские монетные термины и стоящие за ними нумизматические реалии» говорилось о том, что в версии толкового словаря уроженца Хорезма аз-Замахшари, содержащей глоссы на языке его родной страны, присутствуют несколько любопытных терминов, отражающих монетное дело. Первый термин ‒ /əstēr/, /əstērī̆k/, глоссирующий арабский дирхам — при том, что он закономерно восходит к греческому στατήρ «тетрадрахма», рано заимствованному в иранские языки. Чеканка серебряной монеты Хорезма, начавшаяся с подражаний Евкратиду и дожившая до IX в. на Сырдарье, продолжала одну и ту же модель. Первые монеты по весу вполне соответствовали тетрадрахмам, но в дальнейшем они деградировали до веса менее 2 грамм — даже ниже мусульманского дирхема. Монеты царей Хорезма сохранили, как видим, не только ключевые элементы иконографии, но и свое название. Арабское слово для высококачественной серебряной монеты приведено у аз-Замахшари в форме т̣āзиджа; оно же встречается в записке Ибн Фад̣лāна и словаре Йа̄к̣ӯта. Этот термин является среднеперсидским прилагательным «арабский, тазийский» — tāzīg. В похожем значении слово ταζαγο употребляется в бактрийских документах VIII в. Этот термин глоссирован по-хорезмийски в словаре как kw’d (или kw’δ), в чем несложно увидеть имя Кавад. В единственном в Хорезме кладе сасанидского серебра (Тахта-купыр) драхмы шахиншаха Кавада (488–531) преобладают над всеми иными монетными типами, вместе взятыми. Разумеется, единичный клад не может быть доказательством особого положения монет Кавада в этой стране. Более важным является то обстоятельство, что в Прикамье – области, тесно связанной торговыми путями с Хорезмом — драхмы Кавада встречаются очень часто, в том числе в комплексах с монетами и иными импортами хорезмийцев.

М. С. Пелевин (СПбГУ) в докладе «О двух версиях книги Ниʿматаллаха Харави по истории афганцев» рассказал о том, что могольский хронист начала 17 в. Ниʿматаллах Харави был первым и фактически единственным автором, который предпринял попытку изложить общую историю афганцев (паштунов) в традициях персидской средневековой историографии. Основанная на материалах разного происхождения, его книга, по сути, представляет собой компилятивный сборник неоднородных по жанру текстов, в совокупности не имеющих концептуального единства. Отчасти этим обусловлены серьезные текстуальные расхождения в сохранившихся рукописных экземплярах книги. С текстологической точки зрения прежде всего важен факт наличия у книги Ниʿматаллаха двух самостоятельных версий, существенно различающихся объемом и структурой содержания. К настоящему времени в науке сложилось мнение о том, что расширенная версия («Тарих-и ханджахани ва махзан-и афгани») является оригинальной авторской, а меньшая по объему («Махзан-и афгани») — ее сокращение, сделанное позднее, вероятно, не самим автором. В докладе была предложена корректировка этого мнения на основе нового прочтения предисловия и заключения к книге. Анализ этих текстов и структуры сочинения приводит к заключению, что у книги было три редакции, а соотношение сохранившихся версий такое: «Махзан-и афгани» — третья редакция, в основе которой лежит первая (тоже «Махзан-и афгани») с дополнениями из расширенной второй («Тарих-и ханджахани»).

Доклад Ю. А. Иоаннесяна (ИВР РАН) «О чередовании а/е в исходе слов в хорасанских диалектах» был посвящен чередованию [а] и [е] в исходе слов как устойчивой тенденции в хорасанской группе персидских диалектов, и как одному из «промежуточных» признаков между группами западной и восточной. Анализ был построен как на материале, собранном автором в процессе полевых исследований в Афганистане, так и почерпнутом из разнообразных источников, включая огласованные и частично транскрибированные диалектные тексты, доступные благодаря интернету. Для анализа привлечены три показательных хорасанских диалекта – гератский (на территории Афганистана), мешхедский и бирджандский (в Иране), что позволило охватить обширный регион распространения данной группы диалектов.

В сообщении А. А. Хисматулина (ИВР РАН) «Об особенностях записи, датирующей копию Сийар ал-мулук Ш. Шефера из коллекции Национальной библиотеки Франции (BnF, Supp. Persan 1571)» говорилось о том, что копия Ш. Шефера (Charles Schefer), содержащая первую редакцию Сийар ал-мулук, достаточно хорошо известна (Bibliothèque nationale de France, Supp. Persan 1571). Хуберт Дарк (Hubert Darke, ум. 1998), издатель первой и второй редакции текста, подверг сомнению датировку этой копии, т. е. дату её переписки — месяц ша‘бан 694 по лунной хиджре. Тем самым он поставил под сомнение весь текст, и с тех пор его точка зрения стала расхожим аргументом среди оппонентов первой редакции. В докладе были рассмотрены две особенности, которые ускользнули от внимания Х. Дарка, но которые подтверждают подлинность даты переписки копии Шефера: 1) дублирование даты по животному календарю и 2) добавление слова ‘шестьсот’ в диалектно-разговорном написании

В докладе А. А. Амбарцумяна (НИУ ВШЭ) «Глава о братьях Заратуштры в «Антологии Задспрама» и «верблюжьи» имена в зороастрийской традиции» говорилось о происхождении и этимологии «верблюжьих» имен в авестийских и пехлевийских текстах. Полный перечень имен братьев Зардушта (Заратуштры) приведен в пехлевийском сочинении IX в. «Антология Задспрама» (Wizīdagīhā ī Zādspram, гл. 9.4), в разделе, посвященном изложению легенды о жизни пророка. В данном разделе четверо сыновей Порушаспы противопоставляются сыновьям правителя Дурасроба, братьям-противникам Зардушта, которые представлены виновниками «порабощения, разорения Ирана (или: уничтожения иранцев)». Двое старших братьев Зардушта также носили «верблюжьи» имена: Ратуштар «главный верблюд», и Рангуштар «породистый (или: быстрый) верблюд», имена младших братьев не поддаются полному восстановлению и сильно искажены. Вместе с тем, оба имени содержат в основе сочетание букв -tr-, что наводит на мысль о первоначальном втором компоненте uštar – «верблюд». Данный раздел «Антологии» свидетельствует о том, что зороастрийцы на раннем этапе хорошо понимали значение имени Заратуштры и видели в его второй части слово «верблюд». Докладчик рассмотрел наиболее распространенные и популярные этимологии имени Заратуштры, предлагавшиеся исследователями на протяжении последних двух столетий (Хр. Бартоломе, А. В. Джексоном, А. Г. Периханян), и этимологии сходных имен других авестийских персонажей. Исходя из многозначности др.-ир. корня *zar- «быть старым; упрямым, свирепым; реветь», докладчик предложил интерпретировать имя пророка как «ревущий верблюд», что соответствует основному контексту изложения легенды о рождении пророка, представленной в зороастрийской литературе на персидском языке («Заратушт-нама»), согласно которой он при рождении «смеялся, а не плакал», как все обычные дети, чем поразил присутствовавших. На самом деле, появляющийся на свет младенец громко кричит. Как известно, верблюды издают звуки, напоминающие крик младенца.

Выступление О. М. Чунаковой (ИВР РАН) «Согдийские фрагменты буддийской сутры» было посвящено анализу и толкованию девяти опубликованных ранее А. Н. Рагозой и В. А. Лившицем согдийских фрагментов Сериндийского фонда ИВР РАН. Они не соединяются друг с другом непосредственно, но все относятся к одному свитку, о чем свидетельствуют, в том числе, соотносящиеся разрывы и сгибы бумаги. Их содержание (и, прежде всего, рассказ, содержащий разговор царя Бимбисары с брахманами) позволяет предположить, что это фрагменты буддийского сочинения «Сутра о мудрости и глупости». Последняя была известна в Восточном Туркестане, и в Сериндийском фонде имеется еще один фрагмент другой рукописи этой сутры, содержащий сказку о двух братьях, хорошем и плохом.

Тематика прочитанных докладов — текстология, иранская диалектология, исследования авестийского, среднеперсидского, хорезмийского и согдийского языков — соответствует кругу научных интересов А. А. Фреймана и остается актуальной, что подтвердили вопросы к докладчикам и обсуждение выступлений. Подобные встречи иранистов будут продолжены.

Очередное заседание Фрейманских чтений состоится в мае следующего года.

О. М. Чунакова

« Пред.   След. »

На сайте СПб ИВР РАН
Всего публикаций7404
Монографий1342
Статей5994


Programming© N.Shchupak; Design© M.Romanov

 Российская академия наук Yandex Money Counter
beacon typebeacon type